Puella Magi Madoka Magika

Объявление



ОБЪЯВЛЕНИЯ

Спокойной ночи, Митакихара.


Mahou Shoujo Madoka☆Magica

Не стесняйтесь тыкать на баннер РПГ-ТОПа!
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP




В ИГРЕ

Временной промежуток:
28 апреля - 11 мая 2012 года
Погода:
Приятные солнечные и тёплые дни. Местами возможен кратковременный дождь, вечерами холодает, Мадока рекомендует одеваться теплее.


ПАРТНЕРЫ






НАВИГАЦИЯ
сюжет правила персонажи о жителях вселенной канона


СОВЕТ ДИРЕКТОРОВ

Серебряная ложка

Белый призрак
Янтарный ножик

Новоявленный администратор форума, крайне упорная и коммуникабельная барышня.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Puella Magi Madoka Magika » I Арка. Парадокс. » 04.05: "Вояки тоже любят блинчики"


04.05: "Вояки тоже любят блинчики"

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Участники.
Kiwata Hakuro, Utane Rin
2. Место и время действия. Погода.
Парк Митакихары, вечереет. Ориентировочно 16:00. Погода с самого утра так и не смогла определиться, хочет она сегодня дарить земле тепло и свет, либо обильно насытить ее дождями. Так за весь день жители Митакихары не увидели ни внятного солнышка, ни сулящей влаги. Небо тяжелое, но иногда пропускает солнечный свет.
3. Описание.
Относительно мирные посиделки стража и волшебницы на лавочке в парке за поеданием блинчиков из близстоящего фургончика. Непривычно мирные, настораживающе мирные. Так уж получилось, что им есть, о чем поговорить. Первая их встреча и унесенные трофеи оставили слишком много вопросов и не очень приятный осадок, поэтому чувствовалась необходимость расставить все точки над «ё».

Отредактировано Utane Rin (2014-07-07 20:06:58)

0

2

Хохоча как маньяк и улюлюкая, Хакуро преследовал Прислужника Ведьмы. Тот, точнее та, была очень забавной, стилизованной девочкой с тремя разноцветными косами, она мчалась по детской дороге, а сверху падали рожки мороженого. Как человек практичный Кивата понимал, что убивать Прислужника нет никакого толку, поэтому просто играл наперегонки, не делая даже попыток застрелить или как-то иначе убить. Подобным образом они уже пропутешествовали достаточно большое расстояние, и, когда Прислужник-таки удрал, свернув за собой барьер, Хакуро обнаружил себя в парке, удачно на толстой ветке большого дерева. Едва не сковырнувшись с этого, так сказать, насеста, Страж припомнил пару ласковых чьей-то матери. Позитив и адреналин все еще бурлили в крови, да и белобрысый все еще надеялся догнать Прислужника и снова сыграть в догонялки. Облом, Самоцвет Души показывал полное равнодушие к окружающему пространству. Увы.

Ощутив внезапно, как бок нагрелся, Хакуро поспешил вынуть из внутреннего кармана одежки большой альбом, обернутый в мягкую кожу. Как он, такой огромный, умещался в курточке - загадка магии. Щито поделать. Непослушными, горячими пальцами Хакуро раскрыл альбом, и из него тут же вылетел дневник той самой ведьмы. Дневник вчера потерял свое магическо-ведьмическое поле, из чего Хакуро заключил, что ведьму-таки причикали. Жалко же, что это сделали другие, а не он сам. На дневник Хакуро забил, все равно ценности в нем было немного, а вот полетевший следом альбом (руки-крюки!) был дорог как память. Ничего удивительного, что Кивата сделал шаг в пропасть, точнее с ветки, проверяя на себе силу гравитации и хватая альбом. О том, что он до сих пор в облике Стража, что вокруг могут быть люди, что он может приземлиться на кого-то... словом, такие мелочи его не волновали.

0

3

Рин почувствовала скверну. Слабое дуновение темного ветра, принесенное, скорее всего, даже не от ведьмы, а от кого-то поменьше, но все-таки это ощущение ворвалось в разум. Так уж получилось: она обречена до скончания своих дней чувствовать эти сквозняки из параллельных миров, что один другого безумнее.
Волшебница замерла, прислушиваясь. «Нет, его здесь нет. Пока или уже», - привычно насторожившись, Рин обвела взглядом окружение, стараясь не выказать волнения. Широкая парковая дорожка с лавочками по бокам пустовала. Во всех смыслах и на всех уровнях восприятия. «Стоит остаться и проверить или же валить дальше? Ох, не вовремя как…» Но в глубине сознания уже заворочалось странное предвкушение и… надежда? «Зря ты об этом думаешь, Рин, ой, зря…» - однако сложенная вчетверо фотография словно потяжелела. Совсем недавно трофей из «вороньего гнезда» перестал «фонить» и стал похож на совершенно обычный кусок бумаги. И Рин это насторожило. Этот снимок не давал ей покоя уже вторые сутки, а она, ведомая необъяснимым чувством, рыскала по закоулкам города, пытаясь отыскать источник сигнала: воронью ведьму. Этот клочок чей-то прошлой жизни слишком много хранил в себе тайны, чтобы просто положить его в ящик и забыть, тем более интуиция волшебницы настойчиво нашептывала на ухо, что вещь нужно вернуть владелице. И тем самым найти ответы на кучу своих вопросов.
- Эй, Рин! Ты зависла там что ли? – голос брата наглым образом вернул девушку в реальность. Блондинка обернулась на своих компаньонов, что сейчас в лице ее братца и долговязого басиста переминались в нетерпении чуть поодаль. – Что случилось-то? – умерив негодование, поинтересовался парень. Волшебница еще пару мгновений молча пялилась на недоумевающих товарищей, взвешивая все «за» и «против» и почесывая подбородок. Душа просилась назад, туда, поближе к темной энергии. Дождавшись, когда у братца кончится терпение и он сам откроет рот, Рин театрально перебила:
- О, друзья мои! Оставьте меня здесь, ибо не хочу быть я вам обузой. Идите без меня и совершите подвигов столько, сколько звезд в ночном небе, а я лягу здесь, в землю сырую… – даже не дослушав до середины экспромта, братец уже двинулся навстречу белобрысой, желая, вероятно, сколупнуть непокорную с места силой, но был вовремя удержан похихикивающим басистом.
- Ну, ребят, мне правда надо, так что чао! Я куплю вам по блинчику! – Рин смотрела вслед удаляющимся друзьям и еще слышала реплики братца по поводу того, что ее нужно поучить шутить. «С таким ритмом жизни и расписанием не то, что шутить разучишься», - волшебница усмехнулась своим мыслям. «… а я лягу здесь, в землю сырую…» По спине пробежал холодок. И зачем она это ляпнула?
Прогоняя темные мысли, Рин глубоко вздохнула, выдохнула и, развернувшись на пятках, почесала к фургончику с блинами. Раз уж обещала, надо купить. Врать ведь нехорошо. Но тут волшебницу словно обдало жаром, даже температура кольца трепыхнулась, реагируя на изменение магического фона. «Рядом!» Блондинка только и успела спохватиться, напрячься, готовясь к радикальным действиям, но предчувствие скверны как появилось, так и исчезло. Даже слабых миганий не осталось. Рин испустила стон разочарования и плюхнулась на ближайшую лавочку под каштаном. Примерно в этот же самый момент что-то плюхнулось с дерева в траву. Волшебница обернулась аккурат, когда следом приземлилось нечто значительно более увесистое. Мелькнувшее белое пятно вызвало навязчивое дежавю. Слишком живы были воспоминания, чтобы не сообразить, чья это персона рухнула с дерева прямо за скамейку Рин. Опасения подтвердило и знакомое облачение стража. В памяти снова всплыли полные непонятных волшебнице эмоций красные глаза и холодное дуло винтовки. Наблюдая за вырастающей перед ней фигурой «старого знакомого» и медленно отползая на дальний край лавки, Рин выдавила из себя тихое «Не подходи!»

+1

4

Видимо, в этой жизни Хакуро успел кому-то насолить, и это было явно до его рождения. Иначе как обозвать самый невезучий на свете дар - являться всему миру ну совсем не в то время и не на том месте? В общем, Хакуро-то шагнуть-то шагнул, а местом посадки не озаботился. А внизу оказалась скамейка...

Счастье, что зритель был всего один, и то девушка, и, кажется, с крепкими нервами. Во всяком случае ее задушенный всхлип Кивата услышал уже после того, как его колени пребольно поприветствовали доски сидения. Резко вскинув голову, он узнал свою знакомую (еще бы, позавчера встречались, забыть рожу не получилось бы даже при всем желании). Одновременно вспомнилась та девчушка с волосами цвета пшеницы, которая нонче скрыта за мусорными баками до поры до времени. Похоже, сезон охоты кончился, не успев особо раскрутиться.

- Привет. - от неожиданности глупым голосом отозвался Хакуро, не демонстрируя особых враждебных намерений. Не знаем, как там анализировала его действия Волшебница-без-имени, а Страж деловито слез со скамейки, помассировал колени, подобрал свой драгоценный во всех смыслах альбом и раскрыл его. Дневник Парадокс остался на скамейке нетронутым. Потом надо его сжечь.

"Нельзя ничего есть в барьере ведьмы" - про себя прочитал Хакуро тонкую вязь иероглифов. Похоже, его в очередной раз глохнули, ну или сам по себе удавился, когда полез вперед задницей в пекло. Как похоже на него! Задучиво дочитал строку про "ведьма Шарлотта - большая пиявка" вслух, задумался было над значением, но, то ли Волшебница слишком громко всхлипнула, то ли это сторонний совсем звук был, да только Кивата очнулся и рывком захлопнул альбом. Чтобы никто не раскрыл его тайнющую тайну. Альбом канул в небытие во внутренний карман куртки.

- Тише ты. Съедать тебя никто не будет. - зевнув, скучающе протянул Страж, удостаивая, наконец, взглядом Рин. - А вот расставить точки над i стоит. А, как думаешь, Волшебница-без-имени?

0

5

- Привет, - поздоровалось с Рин упавшее, словно снег на голову, «счастье».
- Хе-хе, - отозвалась вконец растерявшаяся волшебница, которая все так же медленно отползала на край лавки. Не то чтобы ей хотелось растянуть удовольствие созерцания коллеги, просто она совсем слегка оцепенела. Не каждый день встретишь человека, который хотел тебя убить. А если он все еще не оставил этой затеи? Да и вообще, странное это ощущение: вот стоит перед тобой твой ровесник, приветствует тебя, а ты чуешь ужас, словно с дерева свалился не кто иной, как маньяк с бензопилой.
Однако Альб не избрал ни одну из известных линий поведения маньяков при встрече с жертвой. Парень, казалось, напрочь потерял интерес к Рин и углубился в чтение талмуда неизвестного происхождения. Вот уж действительно, неординарная личность. Сиганул с дерева, но это не помешало продолжить чтение после не очень удачной посадки.
Волшебница поймала себя на том, что теряет ниточку реальности.  А в то же время самая разумная часть сознания однозначно вопила ей, что надо взять себя в руки и делать ноги, иначе придется клеить ласты.  Но тут внимание девушки привлек  небольшой предмет, выделяющийся темным пятном на скамейке. Похоже на видавшую свои лучше времена записную книжку. Ничего потустороннего от нее не исходило – обыкновенная книженция. Может, сделанный под старину ежедневник. На мгновение Рин показалось, что где-то в кармане трепыхнулась истлевшая магия. Или это было не в кармане, а где-то снаружи? Странно настолько, что Рин пока не могла это объяснить. Но в душе затеплилась надежда на то, что эта встреча сможет-таки принести немного ясности в измученную размышлениями голову, а может и ответит на все интересующие вопросы.
Когда девушка, не изменяя взятому курсу, почти съехала с лавки, какая-то из досок – предательница! – ощутимо скрипнула. Альб отреагировал на звук, с громким хлопком закрыв свой талмуд, заставив Рин вздрогнуть. «Ну, вот, терминатор активирован», - усмехнулась волшебница, с удивлением отметив, что ее уже не сковывает путами сильное напряжение. Может, все-таки попробовать с ним потолковать, как с человеком? Однако все это может обернуться большой проблемой.
- Тише ты. Съедать тебя никто не будет, -  Альб зевнул.
- Спасибо, успокоил, - пробубнила себе под нос Рин.
- А вот расставить точки над i стоит, - продолжал страж, - А, как думаешь, Волшебница-без-имени?
«Волшебница-без-имени» вздернула брови. Представляться ей пока не хотелось.
- Если честно, то я пока думаю лишь о том, делать ли мне отсюда ноги или поверить тебе на слово. А вообще, я понятия не имею, о чем ты, – Рин устремила взгляд прямо в красные альбиносовские глаза, всем своим видом показывая, что говорит искренне.

+1

6

- Делай, если хочешь, - в свою очередь пожал плечаи Хакуро, оглядываясь на предмет излишней любознательности. Какое счастье, что этот кусочек парка все же оставался относительно безлюдным, - но ты мне осталась должна, а я свое не упускаю. - под конец фразы голос чуть понизился, добавляя нотки предупреждения и... угрозы?

Впрочем, в остальном враждебность не проявлялась, наоборот. Хакуро даже соизволил снять свой костюм Стража, преображаясь в школьную форму средней школы Митакихары. Внезапно даже для себя самого, ибо Кивата уже и забыл, когда последний раз был в школе. Похоже, ему светит третий год оставания в последнем классе... Яичко Самоцвета Души прыгнуло в ладонь, этакая яркая серебристая звездочка, лишь на ближе к подставочке переходила в металлический блеск. Не такой идеальный, не такой чистый, ибо Парадокс ушла... Кстати о ведьме.

- Ты в тот раз получила что-то подобное? - Страж подцепил дневник умершей ведьмы и помахал перед носом Волшебницы-без-имени. - Я это нашел в барьере той ведьмы, с воронами которой мы так успешно сражались.

0

7

- Да я вроде у тебя ничего не занимала, - Рин лишь недоуменно пожала плечами и сделала наивное личико на весьма неоднозначное заявления Альба. Однако, исходя из отмеченных за короткое знакомство привычек стража, можно было сделать некоторые выводы. Во фразе явно прозвучало что-то недоброе. Уж не потребует ли он с нее плату за сохраненную жизнь? Попытается снова лишить ее головы? Тогда почему не сделал этого сразу? Или же запросит что-то другое? Рин, наверное, никогда не сможет понять, что творится у него в голове.
Тут Рин посетила гениальная мысль. Странно, что она появилась только сейчас, а не раньше, такая кристально чистая и понятная.
«А есть ли повод для волнения?»
И действительно. Да, Рин поначалу струхнула, это правда. Уж кого, а данную персону она в ближайшем будущем хотела видеть меньше всего, но теперь ситуация во многом отличается от событий двухдневной давности. Раны Рин зажили, она себя прекрасно чувствует, вокруг нет противного воронья, что может подпортить физическую целостность. Она сможет дать отпор, если того потребует ситуация. Поэтому волшебница немного успокоилась. Надо его послушать, авось, что хорошее скажет.
Тем временем страж преобразился в ученика средней школы, что также заставило Рин вздохнуть с облегчением. Заинтересовавшая ее книжечка вдруг перекочевала в руки Альба, а произнесенное им объяснение ее природы заставило волшебницу в воодушевленном удивлении приоткрыть рот. Значит, ей не показалось, магия таки колыхнулась, среагировала на родственный предмет. Ох, не зря она не пошла дальше и осталась сидеть на лавочке!
Вместо ответа Рин приняла вытаскивать из кармана джинс снимок.
- Во! Глянь, что есть! – плохо развернутая фотография с завидной ловкостью оказалась зажата между двумя пальцами девушки. Клочок бумаги не выдержал силы тяжести и согнулся пополам по глубоко проторенному сгибу, скрыв изображение. Рин встряхнула фото и принялась разглаживать неровности на коленке. Странно, волшебница до этого не замечала на шее у светловолосой девочки со снимка шрама. «Ах, вот оно что…» На месте изгиба изображение пошло складками и чуть-чуть потрескалось, и такая линия как раз отрезала голову ребенка от тела. Рин почему-то стало не по себе.

0

8

На девочку на фотографии упала тень, когда Хакуро склонился над снимком, разглядывая изображение. Мятое, конечно, чуть потрескавшееся, но что еще ожидать от вещи из барьера ведьмы? Дневник девчонки тоже был не особо чистым и красивым: с пятнами плесени и жира, порванный и потертый. С любопытством еще раз оглядев девчонку, Кивата царапнул ногтем по щеке и выпрямился, не скрывая своего сожаления:

- Ведьму выпилили. Не видишь - магический фон вокруг фотографии исчез. Если собираешь антиквариат - держи дневничок. Мне девчачьи откровения не интересны. - ежедневник Парадокс шлепнулся на скамейку рядом с Волшебницей-без-имени. Следом на скамейку приземлился Хакуро, уже нормально, задней точкой. Ну не на дневник, разумеется, а рядом, чуть поодаль. Зевнул и в пустоту добавил:

- Прислужника не ищи. Я знаю, ты его почувствовала. Она смоталась от меня - не догнать...

И снова молчание. Казалось, Хакуро не тяготиться этим, нет, скорее ждет какой-либо реакции Рин, чтобы оттолкнуться от ее слов и вывести на главную позицию. А уж это Кивата умел, он даже от простых "до свидания, рада была знакомству" сможет свернуть в правильное русло и добиться своего. А что хотел за помощь, он еще не знал... Но обязательно придумает!

0

9

«Ведьму выпилили» - короткая, странно звучащая для обывателя фраза почему-то заставила Рин почувствовать опустошенность. Ведьмы умирают каждый день, как и волшебницы – в этом нет ничего странного, но Рин вдруг стало грустно. Она хотела встретиться с ней лично, и дело даже не в Семени скорби. Ведьма сгинула, вопросы остались, а количество их растет, как снежный ком.
Блондинка не смогла скрыть огорченного вздоха и толики грусти на лице. Но не время печалиться, так как осталась еще одна интересная вещь в этом мире, связанная с вороньей предводительницей и несущая куда больше информации.  Заветная книжечка, по всей видимости, Альбу была не сильно нужна, поэтому Рин без стеснения взяла ее в руки.
- Спасибо за презент, - проворковала нараспев волшебница, уткнувшись взглядом в записи. Пожелтевшие, видавшие лучшие времена страницы, неразборчивый почерк. Где-то слова были заляпаны неизвестной субстанцией, где-то вообще не читались из-за попавшей, видимо, на страницу жидкости, но при желании и достаточном количестве времени дневник можно было изучать и даже черпать из него какие-либо знания. «Так это дневник», - снова волшебница оживила в памяти факт, упомянутый стражем, аккуратно переворачивая очередную страницу ветхого чтива. Внезапно всплыла и другая фраза, брошенная Альбом: «Мне девчачьи откровения не интересны».
- Ты… - как только мысль обрела форму, Рин мгновенно оторвалась от дневника и воодушевленно посмотрела на стража. – Ты сказал «девчачьи». Так ты прочитал его? – девушка для ясности кивнула на книженцию. – Ты знаешь, чей он?
«И желательно, чтоб еще знал, как это все связано с ведьмой».

0

10

Хакуро фыркнул. Раз, другой, а потом засмеялся, запрокидывая чуть назад голову и прикрывая ладонью рот. Беззвучно, правда, чтобы не привлечь внимание чье-либо. Да вот хотя бы продавца из той забегаловки, торгующей блинчиками. Убрать человека - дело нехитрое (хотя бы той же ведьме скормить), а вот привлекать к себе повышенный интерес все же не стоит. Ибо возиться потом... Отсмеявшись, Кивата потянулся и с нотками юмора в голосе ответил:

- Конечно знаю. А ты сама не видишь, что ли? У тебя фотография есть. - вглядевшись в лицо Волшебницы, Хакуро все же снизошел до объяснений "ху из ху в этом мире", но без излишней трагичности - а то вдруг в ведьму переклассифицируется? Нет, Хакуро это только на руку, но все же, все же. - Только не говори, что никогда КьюБея не спрашивала. Ладно, так и быть, достучусь до твоей светловолосой блондинистой макушки.

- КьюБей делает из девочек Волшебниц, из мальчиков - Стражей. Бла-бла-бла, бегать за Зернаи Бед, очищать свой Самоцвет, это всем известно. А вот если не очистишь Самоцвет, он станет черным и треснет, и превратится в вышеупомянутое Зерно Бед. А ты превратишься в ведьму. Так что... - здесь Хакуро снова потянулся и уже с новым интересом кинул взгляд на фургончик с едой. - Мы с тобой гонялись за Волшебницей фактически. А я бы сейчас поел. Присоединишься? - и, не дожидаясь какой-либо реакции, направился утолять легкий голод.

0

11

Рин, нахмурившись, ждала, пока Альб отсмеется. Ну и что она такого смешного спросила? Рин, которая все время считала себя довольно лояльным и терпимым по отношению к окружающим человеком, поймала себе на мысли, что этот самоуверенный страж бьет все рекорды по мастерству выматывания нервов блондинки. Особенно в этот момент, когда разговор принял такой интересный для нее оборот, а сама волшебница вытянулась в струну, предвкушая разгадку, такой реакции она не ожидала. Он, видимо, не воспринимает ее всерьез, так зачем Рин тогда заморачивается?
И тут он заговорил. Волшебница изменилась в лице.
Рин молча слушала. Только широко раскрытыми глазами удивленно хлопала. Если он и врал, то убедительно. Однако все это было похоже на откровенную издевку. Очень изощренную, для чего-то неплохо выдуманную чушь, сказанную специально, чтобы посеять зерно сомнения. Либо Альб – фантазер с большой буквы, либо все это не лишено смысла…
- Мы с тобой гонялись за Волшебницей фактически, - беззаботно изрек Альб фразу, довольно трагичную и шокирующую саму по себе, и отправился за продовольствием. Ну, да. Это всего лишь ежедневные реалии их жизни, что тут теперь убиваться. Но Рин считала по-другому. Она просто не знала. Ничего. На нее сейчас, не удосужившись потратить и минуты на разъяснения и подготовку, вылили ушат ледяной воды.
«Ах, вот оно что», - Рин осталась на скамейке, невидящим взглядом буравя удаляющегося стража. До разума еще не дошли его последние слова, касающиеся уже более земных материй, а именно еды. «Все встало на свои места», - волшебница вновь заглянула в лицо девочки на старом снимке. Улыбающееся светловолосое очарование не вязалось с образом серого вороньего хаоса и отчаяния. Ни тогда, ни сейчас, после коротких объяснений Альба.
«И правда, а чего я первым делом у Кьюбея не осведомилась о том, что будет, если Самоцвет почернеет?» - Рин сглотнула. Мозг пытался сопоставить полученные факты с реальностью и принять, а воображение уже принялось играть с рассудком, все красочнее вырисовывая на ведьминском лице с фотографии собственные, знакомые из зеркала черты. «Да ладно?..»
Когда Альб уже почти достиг фургончика, блондинка наконец отмерла и впустила в свою светлую голову более реальные мысли. Например, о том, что она еще не купила обещанные блинчики, поэтому Рин, захватив трофеи, снялась с места и потрусила вслед за стражем. Тем более ей было еще, о чем с ним поговорить. Нагнав Альба, волшебница попробовала со смешком заговорить, плохо скрывая смятение:
- Как-то по-дурацки получается: разговор о жизни и смерти сменяется простым «пойду поем». Тебе совсем на все это наплевать? - в чем, в принципе, вряд ли можно было сомневаться, даже немного зная этого стража. Раз уж у него рука поднимается на человека, то не странно. Хотя, если он не издевался, все они убивают своих сородичей. С такой жизнью у любого приоритеты могут свихнуться. - Или ты зачем-то приврал, - а этому предположению Рин и сама уже не сильно верила, но все-таки решила переспросить, хватаясь за соломинку.

0

12

Кивата уже довольно долго изучал небогатый ассортимент еды и более широкий диапазон цен на нее, когда Волшебница-без-имени наконец-то отмерла и решилась даже на какие-то вопросы. "Долго думала. Блондинка, что от них взять." - про себя вздохнул Страж, косясь на занятого подсчетом выручки продавца: будет ли ему интересны "глупые истории заигравшихся детей" или нет? Судя по отсутствующему выражению лица и расфокусированному взгляду - нет, но голос все же стоит принижать, а лучше и вовсе убраться от неподходящей близости. К такому великовозрастному дитю КьюБей уже не придет.

- Перед тем, как стать Стражем, я конкретно распросил обо всем эту крысу. Чем дольше живу, тем больше убеждаюсь, что остальные загадывают желания, не заботясь о последствиях и подводных камнях. Это глупо. - Хакуро недовольно передернул плечами, решая для себя мучительный вопрос: блинчики брать с джемом или со сметаной. Он не особо любил сладкое, но сейчас именно чего-то необычного и хотелось... - Наплевать или нет - все равно. Это уже совершилось. Я знаю имя того, чем стану в конце концов, но не жалею. Моя жизнь все более и более красочнее и интереснее с каждым разом истории. А во имя чего зажегся твой Самоцвет Души? - последнюю фразу Кивата взял из лексикона КьюБея, фыркнув в конце.

0

13

Рин, немного нахмурив брови, в который раз внимательно слушала монолог стража. Признаться, за недолгое время их нормального общения он подарил волшебнице пускай небольшое количество информации, но зато значимость этого короткого разговора переоценить было нельзя. Да и сейчас он говорил вещи вполне логичные и заставляющие задуматься, отчего Рин даже злилась. Злилась, потому что возразить этим самоуверенным речами так же логично и взвешенно не получалось. А ведь поспорить хотелось. Вертелся на языке единственный довод, казавшийся не очень весомым, но все же Рин решила раскрыть рот.
- Вот, ты сказал, мол, «это глупо». Может, ты и прав, - руки светловолосой из-за дурацкой привычки потянулись почесывать кончик носа: это так она подбирала слова, отчего-то усиленно отводя глаза от Альба. – Но, наверное, не всегда получается все тщательно взвесить и продумать все плюсы-минусы, когда тебе предлагают абсолютно любое желание на выбор… Как бы это сказать? –Рин взъерошила светлую шевелюру и произнесла вдруг севшим голосом, глядя куда-то выше крон парковых деревьев. – Просто, когда я загадывала желание, думать – вот, что было глупо в тот момент. Зачем отказываться от шанса на спасение и медлить, когда судьба предлагает тебе выбор? Наверное, не одна я такая. – Волшебница тяжело вздохнула и наконец посмотрела на Альба. – Наверное, были случаи и похлеще моего.
Не выдержав долгого взгляда, блондинка увела глаза в сторону блинного прейскуранта. «Ой, точно, блинчики». Расплатившись с продавцом за три блинчика с ягодами, волшебница продолжила, понизив голос.
- А что до меня, то я получила офигенную черепно-мозговую травму, которая приковала меня к постели на долгое время и потеряла голос. Для певчего человека перспективы, скажем прямо, паршивые. Да и если бы не Кьюбей, то я бы сейчас все так же лежала в постели… - Рин сделала паузу, подбирая подходящее слово, и кивнула, соглашаясь сама с собой, - и умирала.
От тяжелых мыслей волшебницу отвлекли блины, которые продавец подал ей из окошка почти под нос. Рин приняла вкусности и первым делом заела плохие воспоминания.
- Мне вот даже трудно представить, что у тебя была за ситуация, если ты успел все взвесить, - призналась блондинка, немного прожевав. – Кстати, будешь? – вдруг опомнившись, Рин кивнула на свою охапку блинчиков.

+1

14

- Ничего удивительного, - вполголоса подхватил общую мысль Хакуро, основательно "загрузившись" для нее. Мигом в голове "заскрипели" шестеренки-мысли, рождая новые идеи и понимание, - КьюБей специально ждет, когда та или иная девочка запутается, потеряется, когда у мальчика опустятся руки, и тогда он приходит и предлагает "легкое" решение всех проблем. Всего лишь загадать желание...

- Гм... нет, спасибо. - от блинчиков пришлось-таки отказаться, Хакуро к тому времени уже перехотел эту едва разогретую еду. Поэтому купил большую бутылку газировки. Всяким лучше, ее и с собой взять можно, и поделиться с кем-либо безбоязненно, и закрыть, положить в карман. Вон, сколько профита!

- Он ко мне просто пришел и спросил. А я просто взял и поинтересовался, что мне от этого будет. Взрослые, заключая договора с фирмами и услугами, всегда расспрашивают о "подводных камнях". - дернув себя за прядь белых волос, пожал плечами Страж. Похоже, он будто бы никогда не поймет, как можно так опрометчиво кидаться в омут с головой и не думать о том, когда маятник качнется обратно. А он обязательно вернется и ка-а-ак стукнет по макушке - мало не покажется!

0


Вы здесь » Puella Magi Madoka Magika » I Арка. Парадокс. » 04.05: "Вояки тоже любят блинчики"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC