Puella Magi Madoka Magika

Объявление



ОБЪЯВЛЕНИЯ

Спокойной ночи, Митакихара.


Mahou Shoujo Madoka☆Magica

Не стесняйтесь тыкать на баннер РПГ-ТОПа!
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP




В ИГРЕ

Временной промежуток:
28 апреля - 11 мая 2012 года
Погода:
Приятные солнечные и тёплые дни. Местами возможен кратковременный дождь, вечерами холодает, Мадока рекомендует одеваться теплее.


ПАРТНЕРЫ






НАВИГАЦИЯ
сюжет правила персонажи о жителях вселенной канона


СОВЕТ ДИРЕКТОРОВ

Серебряная ложка

Белый призрак
Янтарный ножик

Новоявленный администратор форума, крайне упорная и коммуникабельная барышня.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Puella Magi Madoka Magika » Филлеры » 27.05: Бродячие мертвецы


27.05: Бродячие мертвецы

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

1. Участники.
Коюри Хината, Идзаёи Юки
2. Место и время действия. Погода.
Поздняя ночь, накрывшая парк Митакихары, ознаменовалась необыкновенно холодной и туманной погодой. Видимость настолько ужасна, что человек, вытянувший свою руку вперед, не смог бы разглядеть собственного запястья. Что не удивительно, парк совершенно пуст.
3. Описание.
Хината, "слегка потрепанная ведьмой", вышла победителем из ожесточенной схватки, но какой ценой? Наслаждаясь собственным триумфом по пути домой, она совершенно теряется в туманных облаках и забредает на огонек к другой волшебнице.
4.Статус.
В процессе.

0

2

Казалось бы, уже достаточно насмотревшаяся на причудливых и порой пугающих монстров волшебница, которую и разили мечем, и обжигали огнем, и даже топили в слезах - мог ли ей сыскаться достойный противник? Да, мог. Это странное существо, напоминавшее собой сплетение тоненьких ивовых прутиков, своей вездесущей натурой раз за разом заставало несчастную Хинату врасплох. Впрочем, и на такого опасного оппонента у нее была управа.

-Her Moon, -голубая волна скользнула по барьеру-лесу, устремляясь к ведьме. Несчастная, опаленная огромным сгустком энергии, была позорно испепелена и развеялась по ветру, утаскивая за собой собственные владения. Теперь же, когда схватка была выиграна, пришло время подсчитать убытки.
Спина, руки и ноги волшебницы была изодраны розгами, прямо как у страшно провинившегося перед властным господином крестьянина. Густая темно-красная жидкость заливала глаза, усложняя задачу добраться до дома. Если сейчас Хина использует технику лечения, то, совершенно очевидно, грохнется в обморок и проваляется в этих закоулках до утра - она итак уже истратила почти все свои силы на финальную атаку. Делать было нечего и девушка, обернувшись в свой костюм, которых хоть как-то скрывал ее повреждения от окружающих, побрела домой.

Надо сказать, что в некоторых случаях сделать последний рывок до места жительства путникам помогают разные песенки, но голову Коюри захлестнула и потопила палитра впечатлений от схватки, из которой она все-таки вышла (вернее, выбралась) триумфатором, гордо задрав кровавый нос кверху и превознося заслуженный лавровый венок к самой луне, едва заметной из-за серой пелены.

В парке, который Хине предстояло преодолеть, было тихо и даже в какой-то степени жутковато. Это место было практически полностью охвачено туманом и разглядеть в нем что-то не смог бы даже самый зоркий и острый глаз, что уж до человека, которого за эту ночь не раз впечатывали в разнообразные твердые поверхности. Тело болезненно ныло, а ноги совсем не желали слушать свою хозяйку-садистку. Уж лучше бы она осталась лежать в тихом закоулке. Сама девушка уже не раз пожалела о собственном самоотверженном решении добраться до дома любой ценой - хоть на ногах, хоть на бровях.

Осознание собственных ошибок окончательно выбило Хинату из сил и мысль о том, что спартанцам не так уж и плохо спалось на полу, вышибла ее из сознания. Помутневшие глаза виртуозно взмыли вверх, а после скрылись за тяжеленными веками. Тело же, потеряв последнее относительно исправное средство получение информации из внешнего мира, накренилось набок. Падение. Занавес.

Отредактировано hinata (2014-10-14 07:47:44)

0

3

- А-а-пчи!! – Шмыгнув носом, Юки утёрла свой маленький носик коричневым рукавом пиджачка и зябко поёжилась.
Глянув в очередной раз на свой самоцвет души, мерно испускающего кроваво-красное сияние, она была вынуждена признать, что потеряла свою цель. Было обидно, холодно и как-то необычайно тоскливо этой ночью. Пустые окутанных туманом улицы выхваченные искусственным холодным светом уличных фонарей отзывались эхом на каждый её шажок и вздох. А слепые окна тускло отражали свет уличного освещения, следя пристально за маленькой светловолосой девочкой с золотистыми глазами. Мир казался заброшенным, а сама Юки каким-то совсем не вписывающимся в него, неуместным персонажем.

Засунув руки в карманы пиджачка, волшебница, упустив взгляд себе под ноги, направилась прочь. Ей хотелось сейчас выйти куда-нибудь, где был хоть кто-нибудь. Услышать шум моторов и шелестящих по мокрому асфальту шин машин, топот чужих ног и голоса тех кому они принадлежали – почувствовать что этой морозной ночью мир не умер в тайне от неё, и где-то всё ещё кипит жизнь, даже в столь поздний час.
Сейчас Юки жалела, что так и не прислушалась к совету своей подруги из школы если не обзавестись плеером, то хотя бы брать с собой наушники от телефона. Песня другая наверняка бы сейчас быстро разогнали обволокшую девочку меланхолию, пусть та и не была заядлым меломаном, да и вообще к удивлению многих своих сверстниц жизни себе не представляющих без музыки, дышала к этому повальному увлечению современного молодого поколения ровно.

Улицы сменялись одна другой, и где-то впереди замаячило движение и ум ночной жизни. Ещё пару переулков и Юки выйдет к своей цели – в оживлённый центр города. Найдёт ночное кафе, согреется тёплым чаем, пройдётся бесцельно по парочке здешних заведений. Если Идзаёи не подводила её память, то на карте, когда она исследовала этот район, где-то здесь должен был быть игровой зал. Пусть сегодня отвести душу на ведьме не получилось, так хоть оттянуться на цифровых болванчиках, попутно разбив в пух и прах рекорд местного игрового гуру. Что бы не зазнавался и не расслаблялся.

Оставалось совсем немного. Лишь миновать преградивший дорогу парк и улочку за ним. Волшебница смело ворвалась в окутавшую скромный уголок природы и детского веселья тьму. Она чувствовала мир вокруг себя, как если бы у неё был пресловутый третий глаз, и ничуть не боялась запнуться об оставленную кем-то игрушку или обняться с холодным металлом опор слегка поскрипывающих качелей. Лишь появившейся у неё на пути персонаж, слегка насторожил девочку. Идущий ей на встречу незнакомец казалось, был в стельку пьян – ноги его не держали совсем. Шатаясь, кое как переставляя свои ноги, незнакомец просто неизбежно должен был вот-вот навернуться распластаться на узенькой дорожке или около неё. Что и произошло.

Устало вздохнув, Юки направилась прямиком к телу, что бы проверить, как оно и кого ей вызывать: полицию или медиков, а может сразу парней с чёрными мешками и скорбными лицами. Лишь подойдя в плотную, Юки поняла свою ошибку. Ведь передней, или точнее у её ног, был не местный любитель напитков покрепче или аутсайдер по жизни заливающий горе спиртным, а девчушка вряд ли старше её самой. Немного помявшись с ноги на ногу, Юки опустилась рядом и дотронулась до мирно сопящего существа, с удивлением обнаружив на его щеках липкую планочку ещё не успевшей засохнуть крови. Собравшись с мыслями, волшебница применила простенькое заклинание, что бы узнать насколько всё плохо. И ещё больше удивилась, почувствовав чужую магию. Чужой самоцвет пульсировал в такт её собственной магии, выдавая в растянувшейся на лужайке парка девочке такую же волшебницу, как и сама Юки.

Оставлять её так было нельзя, но и что делать Идзаёи сразу не нашлась. До дому было далеко, её дома она не знала, обратиться было не к кому, а звонить медикам - волшебница сразу решила, что это плохая идея. То что происходит в мире магии, должно оставаться в мире магии. В том же что девочку отделал не какой-то хулиган из подворотни, а ведьма, ну или другая волшебница, Юки не сомневалась. Встав и оглядевшись, она попыталась понять, как устроен парк, и вскоре нашла в нём укромное местечко, где можно было поколдовать над измочаленной кем-то тушкой. Подхватив бесчувственное тело под мышки, маленькая Юки, словно Джек-Потрошитель потащила свою жертву в глухой уголок, где разожгла пару фонариков Джека и принялась магией сращивать и заживлять разодранную в жестоком поединке плоть златовласой девчушке, надеясь, что та вскоре придёт в себя.

+2

4

О, сладкая нега беспробудного обморока! Но даже сквозь глубокий сон Хина была относительно осведомлена о том, что происходит вокруг, а когда ее тело, словно по инерции, направилось куда-то без ведома хозяйки, волшебнице стало как-то не по себе. Тем не менее, неосознанное пока не вопило об грядущей опасности для жизни, а смиренно молчало. Уж чему-чему, а собственному разуму она доверяла без оглядки.

А пелена сна тем временем рассеялась. Точно вспомнить, что именно ей снилось, девушка уже навряд ли сможет. Из всех воспоминаний об увиденном осталось разве что странное ощущение внутренней пустоты - кажется, подсознание в очередной раз недвусмысленно напомнило Хинате об ее печальном прошлом. Неподвижном прошлом. Невзирая на адресованные волшебнице колкие издевки мозга, в каком-то роде она почувствовала облегчение от собственной боли. Подсолнечно-желтые глаза медленно открылись, но перед собой ровным счетом ничего не видели. В подобной ситуации вариантов было только два - или туман до такой степени усилился, что в его глубинах каждый мог почувствовать себя слепцом, или же ослепла сама Хина.

Яркий свет резко ударил по глазам - Коюри поспешила с выводами. Зрение медленно прояснялось, но резкости навести бы не помешало. Впрочем, довольствоваться можно было и даже такой расплывчатой картинкой, если до сего момента не было вообще никакой. На радостях, не пойми откуда взявшихся, девушка даже улыбнулась, правда кому эта характерная для нее жутковатая угловатая улыбка предназначалась тоже было не понятно. Удерживать маску счастья-радости-довольства слишком долго Хина бы так или иначе не смогла - присутствие физической боли в и на теле девушки разглядеть было не сложно, но тем не менее, ей не хотелось, чтобы таинственный спаситель волновался за нее.

Относительно целую руку девушка подняла лишь ради того, чтобы потом опустить, но действие это было отнюдь не бесполезным, как могло показаться со стороны. Ей Хината стерла кровь с переносицы и качество ее зрения резко возросло, словно бы ей кто-то вместо обыкновенных розовых очков подсунул те, что использую для коррекции зрения. И вот теперь, наконец, она поняла, кто и каким образом ее спас. Перед ней застыло бледное личико с выделяющимися на них желтыми глазками, которые были похожи на те, что девушка регулярно видела в зеркале. Действительно, было бы логично предположить, что ей на помощь ринулась понимающая обладательница соулджема, а не какой-то припозднившейся гуляка.

-Хех, -разговор, начатый в таком духе да с такой улыбкой, никогда ничего хорошего для девушки не сулил (обычно, собеседники просто испуганно мямлили что-то в ответ и убегали), -Спасибо за помощь.

+1

5

Магия красноватым сиянием лилась на покалеченное тело, возвращая ему прежнюю целостность. Исчезали раны и царапины, вправлялись кости, пропадали подтёки и синяки, оставляя лишь разводы засохшей крови на коже и тёмные пятна на безнадёжно испорченной одежде. Юки сосредоточившаяся на лечении чужого тела, и не сразу заметила, как на лице девочки заиграла измученная улыбка. Лишь когда она раскрыла глаза и шевельнулась, Хэллоуинская «ведьмочка»  поняла, что незнакомка пришла в себя.

Она как-то слепо шарила взглядом вокруг, ни на чём его не задерживая и не фокусируя его, словно ничего не видела перед собой. Подумав, что у волшебницы могли оказаться повреждены глаза, Идзаёи склонилась над её лицом и прикоснулась осторожно к вискам незнакомки, но с глазами оказалось всё в порядке. «Может быть, шок?» - подумала Юки в растерянности. Ей было тяжело и не привычно работать не со своим телом, в котором ещё в придачу пульсировала чуждая ей магия. Но вот девочка протерла глаза и наконец, смогла разглядеть Юки, остановив взгляд на её лице. Из пересохшего горла вырвались слабый смешок и хриплые слова благодарности. «Точно, шок.» - Заключила Альбинос глядя на улыбающуюся златокудрою девчушку, и кивнула ей в ответ со словами, не уверенная до конца, в состоянии ли она понимать её:
- Полежи ещё немного. Я скоро закончу. – Попросила она больную. Потёрла ладошки, и приложила их к ещё не залеченной ноге.
Кольцо на левой руке вспыхнуло тёмно-красным светом, и он, разросшись, как будто был материальным, словно спрут обхватил больную конечность.
- Постарайся расслабиться. – Прошептала Юки, почувствовав возросшее сопротивление её вмешательству с приходом в сознание девочки. И что бы немного отвлечь её, представилась и начала расспрашивать. – Я Юки. А тебя как звать?

Она спрашивала о том, как она себя чувствует, далеко ли живёт, и что с ней случилось и почему, сама не попыталась хотя бы немного себя залатать. А в голове в это время проскользнула пугающая мысль, что волшебница встала на грань, за которой лишь мрак, страх и вечная злоба обратившихся в ведьм, и потому-то она не могла воспользоваться магией и была вынуждена в таком состоянии искать себе убежище. С этой мыслью, Идзаёи как бы невзначай осматривая тело своей пациентки коснулась чужого самоцвета, он был истощён, но к облегчению светловолосой, в нём не было того тёмного семени, что губили души волшебниц. Можно было вздохнуть спокойно, и послушать, что она расскажет о себе, пока  магия аккуратно делает своё дело.

+1

6

-Ладно, постараюсь, -девушка смиренно кивнула светлой головой в знак готовности исполнять команды своей спасительницы, да и надо же было обозначить собственное возвращение в нашу с вами вселенную. Хина радовалась долгожданному конструктивному диалогу с ровесником, отсутствие которого ее беспокоило. Все-таки, волшебные вылазки, чередующиеся с однообразными до тошноты школьными буднями, не могли заменить радости обыкновенного человеческого общения.
-Юки, -волшебница повторила имя доброжелателя так, словно уже слышала его где-то. Может, так оно и есть? Ведь в параллельном классе, по информации из непроверенного источника, учится волшебница, -Это замечательное имя.

Лежать на асфальте, рассматривая небо, к тому же, получая от этого скромную долю эстетического удовольствия... О, времена, о, нравы! Хотя, и в этом занятии есть своего рода романтика. Все же, провести мирный вечер в компании интересного собеседника - неплохая перспектива, верно? Коюри тоже так думала. Ни капли беспокойства не нашлось во внутреннем море из жидкого золота, что принадлежало сраженной усталостью волшебнице. Вся эта ситуация с около-кинематографическим обмороком, по своей пафосности и наигранности достойная какой-нибудь награды, теперь казалась девушке странной. Нет, правда, что-то во всем этом было. "Может, судьба так развлекается по пятницам?"

-Я в порядке, хех... Нет нужды беспокоится, -хотя, как и любому другому человеку, девушка иногда хотела, чтобы за нее переживали, хотела ощущать себя важной для кого-то. Хинату захлестнула волна вопросов от этой самой "Юки", но девушка не спешила отвечать на них. Может, этим вечером создать вокруг себя ореол ненужной загадочности или же все-таки раскрыть ей все карты? А что она потеряет, если представится? А что потеряет, если расскажет о том, как тяжело ей далась сегодняшняя ведьма?

Немного приподнявшись на локтях и деловито кряхтя в процессе, Хина смогла принять положение сидя. Фух, теперь одной проблемой меньше, а то твердый асфальт был приятен спине девушки все меньше и меньше. Точно волшебница не могла сказать, насколько помешала сеансу магической терапии своим неожиданным подъемом, но и лежать в такой неудобной позе больше не могла.
-Хината, которая рада знакомству, -блондинка протянула самую исправную из своих рук для приятельского рукопожатия. Опустим факт того, что она была левой, это не так важное. Главное в таких ситуациях - сохранять вежливость, невзирая на обстоятельства.

Отредактировано hinata (2014-10-15 21:26:51)

+1

7

Юки чуть покраснела. Редко она слышала, что бы кому-то нравилось её имя. Чаще люди просто принимали это к сведению и всё, как название какого-нибудь простого и обыденного предмета, который просто нужно как-то называть для удобства. Да что уж говорить, и сама Идзаёи не видела ничего такого в её собственном имени, что заслуживало бы внимания к нему, и уж в тем более какого-то восхищения. И оттого такой простой и мимолётный комплимент звучал как-то особо тепло и неожиданно приятно в устах улыбающейся девочки, мирно созерцавшей выдавшееся сегодня особо тёмным ночное небо.
Она была не очень разговорчивой, избирательно и скромно отвечала на вопросы хэллоуинской волшебницы. Но уж за это корить её Юки не могла. Возможно, и даже скорей всего так и было, эта волшебница не так давно едва не распрощаюсь с жизнью, отдала все силы и натерпелась немало боли и, наверное, страха. Не каждый захочет об этом рассказывать даже самым близким, не говоря уж о первой встречной, вновь всё вспоминать и переживать в своём рассказе. Кто-то же, просто не может признаться в том, что терпел неудачу, страдал и был не достаточно силен. Людям тяжело признаваться в таких вещах, даже если хочется. Идзаёи и не настаивала. Она продолжала заживлять неспешно тело девочки, пока та вдруг не завошкалась, и не без труда, приняла сидячие положение.
Идзаёи с растерянностью посмотрела на протянутую руку и аккуратно, словно боясь, что от её прикосновения та рассыпаться в прах пожала её, так же растеряно отвечая на приветствие:
- Очень… приятно... Хината.
Юки почувствовала себя как-то неловко, не уверенно и отвела взгляд в сторону, сама не понимая почему.  Машинально её рука, прощупывая и заживляя раны, продолжала идти по ноге к бедру, задержавшись на нём на несколько секунд, и дальше к животу, и груди. Она чувствовала её тяжелое дыхание, стук сердца, чуть сбивчивый, это вернуло её разбежавшиеся, словно тараканы застуканные хозяйкой с тапкам на кухне, мысли к делу и сияние её магии усилилось, разливаясь теплом по груди девочки. «Почти закончила» - отметила она общее состояние своей пациентки, о чём и сообщила:
- Ещё немного потерпи, может немного жечь и колоть. Лекарь из меня не очень приятный… - Юки решила хоть чем-то разбавить свою неловкость, говоря о чём угодно лишь бы не молчать как пень, – собственную боль легко унять, и делать с телом все, что нужно, что бы быстро восстановить его, а вот с другими не так легко, чуть перестараешься и могут подумать, что убить пытаешься.
Идзаёи улыбнулась, пытаясь сделать, так что бы её слова звучали не очень серьёзно и не принуждённо.
- А ты где учишься? Мне кажется я раньше тебя видела… нет? - Волшебница коснулась кончиков золотых кудрей девочки, она пыталась припомнить всех кого встречала в последнее время с столь ярким окрасом волос в школе, но как на зло, память сегодня решила взять отпуск, и Юки кроме одноклассницы и близко не бывшей похожей на Хину, никого не вспомнила.

+1

8

Хината уже привыкла к тому, что ее сущность смущает людей. Горько-сладкая улыбка? Прищуренные мутные глаза? Внешность мертвеца? Есть в блондинке какая-то неисправная деталь (но на самом-то деле, их куда больше), что портит общее впечатление окружающих о ней. Нельзя сказать, что это сильно задевает волшебницу, но и такое поведение окружающих игнорировать она не в состоянии. Ну, это "пока".
-Взаим... -девушка замерла на полуслове, решив, что лучше не усугублять ситуацию. Переведя взгляд на беловолосую и видя ее смятение, улыбка с лица горе-воительницы как-то сама собой сползла, что происходило очень редко. Раз Юки с ней не комфортно, то Хина не будет настаиватьна чем-либо  или вообще предпринимать каких-либо действий, а просто помолчит. Вот, так лучше, намного лучше. В последнее время такие ситуации удавалось спасать только за счет сиюминутного отступления и попыток забыть. А ведь так не хотелось забывать, так не хотелось страдать.

"Ах, глупая, опять сказала что-то не то. Ах, глупая-глупая, опять выставляет себя посмешищем перед окружающими," -Коюри отвлеченно вздохнула и уставилась в даль, пытаясь всеми правдами и неправдами разглядеть что-нибудь в тумане. Она полагала, что спасительница навряд ли смогла оттащить ее совсем уж далеко от парка, но очертания этого переулка все никак не хотели всплывать в девичьей донельзя памяти. Может, их там никогда и не было? А вот это уже серьезная проблема, потому что в таком случае вернуться домой самостоятельно девушка не сможет - бедняжка заплутает в тумане, да сгинет в нем же.

Ярко-желтые глаза волшебницы приняли на себя роль угасающих звезд, от воздействия, или, скорее, бездействия которых пострадали окружающие их планеты. В них крупным разборчивым текстом читалось: помогите мне, поговорите со мной, утешьте меня, мне одиноко.

Подперев левую щеку соответствующей рукой, Хина погрузилась в раздумья, да так серьезно, что пропустила мимо ушей монолог Юки. Возможно, дойди эти пара предложений до мыслительницы, странную атмосферу можно было бы развеять сию же секунду, но нет. Все это - чудеса недопонимания, единственный вид магии, доступный обычным людям, без обязательного наличия тяжелой кармы и страданий за душой.
-А? -Хина нарушила нависшее молчание, по-привычке отвечая вопросом на вопрос. -Я учусь в средней школе Митакихары, -девушка выдохнула, отбивая желание закончить эту фразу словами: "как и все мы".

0

9

- Средняя?.. – Задумчиво переспросила Юки, словно всё ещё сомневаясь, а после с лёгким сожалением покачала головой. – Тогда вряд ли мы могли пересечься.
Свет волшебства погас, и Идзаёи критически осмотрела сидящую девушку. Ей казалось, что она закончила, и все белее менее серьёзные, да и не особо серьёзные повреждения тоже, она залечила. А если что и осталось, то лишь какой-нибудь сущий пустяк. Тем не менее, Юки недовольно хмурилась.
- Джек! Свет! – В её голосе послышалась нотка недовольства своим напарником, что видимо от отсутствия необходимости что-нибудь взрывать, притих и норовил вздремнуть совсем потухнув.
В тот же момент, безмятежно светившийся тусклым светом фонарик-тыковка, с ворчанием прибавил огоньку, язычки которого стали вырываться через его вырезанную в тыкве рожицу и открытую верхушку. Свет выхватил из полумрака то, что смущало светловолосую волшебницу – запачканную от близкого знакомства с землёй и кровоточащих ещё совсем недавно ран. Это в сочетании с странный для Юки выражением лица её пациентки и разлохмаченными волосами, придавало ей какой-то ошалевший видок. Идзаёи еле сдержалась, что бы не засмеяться и прикрыла рот ладошкой, давя подкативший смех.
Справившись с собой, она пару раз махнула рукой, призывая девочку встать с прохладной земли:
- С лечением закончено, - объявила она, - теперь осталось лишь привести тебя в божеский вид. Давай-давай, вставай. – Юки взяла Хину за руки, что бы помочь ей встать. Её ладошки были до ужаса холодными, и Юки подумала, что её надо будет отвести куда-нибудь погреться потом, и выпить что-нибудь горячего, пока та не обзавелась простудой.

+1

10

-Ну, эмм... -Хина почувствовала себя несколько неловко из-за ответа Юки. В действительности же, она уже должна была перейти в старшую школу, но во времена своей бурной молодости осталась на второй год и теперь вынуждена отдуваться за ошибки прошлого. Виновато улыбнувшись самой себе, волшебница приняла предложение своей коллеги и, ухватившись за протянутую ей руку, восстала из тумана.

Ну, можно сказать, блондинке повезло, просто сказочно повезло - не подвернись ей эта беловолосая добрячка, она бы так и осталась лежать в парке до утра, мало-помалу истекая кровью, а так и до серьезной кровопотери недалеко, а уж от нее до гибели рукой подать. Облегченный вздох. Уф, веселый выдался вечер. "Хе-хе. Надеюсь, домашние уже спят, иначе у меня будут проблемы."

-Эй, Юки-сан, -Хината повернулась лицом к своей спасительнице, додумывая на ходу, чем бы ее отблагодарить, -Как насчет променада до ближайшего круглосуточного чего-нибудь? Естественно, все за счет ничтожной вами спасенной, -девушка не совсем понимала, что делает - денег ведь у нее с собой совершенно не было, в прочем, эта проблема для обычных людей, а не для волшебниц. Где-нибудь у нее непременно и без особых проблем получится взломать банкомат, а дальше уже дело техники. Сейчас же она улыбалась так искренне и по-человечески, как не делала этого еще никогда. Видимо, теперь Коюри специально будет попадать в подобные неприятности - глядишь, и друзья заведутся.

А тем временем туман не желал отступать. Приложив руку ко лбу, Хина огляделась и тут на глаза ей попался фонарик в виде тыковки. Странно, что она раньше не обратила внимание на такой занятный аксессуар. От взгляда на него по каким-то причинам в душе у девушки тоже стало тепло. Ах, воспоминания...

Отредактировано hinata (2014-10-21 19:55:53)

+1

11

Сопротивляться помощи девочка не стала и, ухватившись покрепче за маленькие ручки светловолосой волшебницы, поднялась на ноги. Юки внимательно проследившая за её движениями, довольно отметила про себя, что коль та, скрючившись от боли, не рухнула обратно, то она всё сделала правильно.

Хине тем временем на месте не стоялось, она уже норовила куда-нибудь с рулить с новой знакомой, и даже была готова оплатить расходы. Юки подумала, что маленькую благодарность она таки заслужила, к тому она и сама хотела проследить за тем, что бы горе охотница хотя бы отогрелась где-нибудь. Раз уж брать опекунство над ней сегодняшним вечером, так доводить дело до конца.
- Да, конечно, я не против, тут недалеко, по ту сторону дороги от парка, - Идзаёи не сводя глаз от испачканной одежды, махнула рукой, в сторону магистрали маячившей за парком, - как раз должно быть подобного рода заведение… - а после потёрла ручки, - только один момент…

Волшебница невинно улыбнулась и прикоснулась к Хине, по телу которой вдруг пробежала волна дрожи, и Идзаёи тут же убрав руку, отступила на шаг назад, любуясь своей работой в виде чистенькой одежды Хины. «Хорошо быть всё же волшебницей способной до неузнаваемости менять мир. Можно заниматься, чем хочешь, хот мед сестрой стать, хоть портной. Плотник или строитель? Запросто! Возможно всё. Лишь бы семена не кончались…» Юки была довольна своим маленьким добрым делом, сделанным для практически не знакомой ей девочки. Её ещё недавно мрачное и тоскливое настроение заметно приподнялось. Юки даже не смутила завертевшаяся в голове мысль, что возможно как раз из-за этой волшебницы, ей и не удалось получить очередное семя бед в свою коллекцию. В постоянных драках меж собой и охотах на ведьм, эгоистичном использовании силы лишь для себя, они, волшебницы, частенько забывают для чего на самом деле нужна сила магии, и какого её единственно правильное применение.

- Вот теперь можно идти. – Заключила Идзаёи, подняв тыковку заинтересовавшую девочку с земли. Джек немного утихомирил пламя внутри себя, что бы не обжечь хозяйку. – Нравиться?
Тыква вдруг резко уменьшилась до небольшого светящегося брелка, который волшебница протянула Хине.
- Бери. Сгодиться как фонарик или руки погреть в холод.

+1

12

-Вааау! -Хината вытянулась по струнке и широко распахнула уставшие глазенки, наблюдая за тем, как госпожа-спасительница чинит ее наряд. Ну, теперь Золушка со спокойной душой и чистым сердцем может отправляться на бал.

Устав от насущных тревог и проблем, Хина желала лишь расслабиться, покушав чего-нибудь да выпив холодного зеленого чая, однако же тяжелые и серьезные по содержанию мысли все никак не хотели оставить ее наедине с простыми девичьими глупостями.
"Невероятно. Она просто так расходует столько магии на постороннего человека? Похоже, я наконец-таки встретила "нестандартную" волшебницу."
Похоже, в этой битве все же победа осталась за взрослой собранностью и профессионализмом. Махо-сёдзё никогда не должна забывать о себе, а иначе...

Блондинка сделала пару неуверенных шагов вперед и тут же обернулась на голос Юки. Не день, а сказка какая-то. Сначала чудесное спасение, потом приятный разговор, бесплатные услуги ателье, а теперь еще и подарки. Однако же, принять его девушка не спешила, нет-нет. Все же, были в ней еще какие-то опасения.
-Очень жаль, что я не могу ничем вам... -волшебница оборвала свою занудную речь на полуслове, вспомнив о теплившемся в кармашке грифсиде, не пойми как уцелевшем после падения с высоты в метр с лишним. Коюри выудила победный трофей из кармана и протянула беловолосой волшебнице, -Вот, это вам. Вы потратили много энергии на меня, так будет честно.

Не дожидаясь ответа, уверенная в своей неоспоримой правоте девушка протянула подарок спасительнице, развернулась и потопала вперед, совершенно не разбирая дороги.
-Не люблю оставаться в долгу.

Отредактировано hinata (2014-12-05 14:52:52)

+1

13

Кристалл Семени Бед поигрывал тенями в своём нутре, лежа на маленькой ладошке альбиноса, с лёгким удивлением, отражавшемся в её янтарных глазах, смотревшей на неожиданный подарок, или вернее сказать – плату за ту толику доброты и заботы, что проявила Идзаёи к читай чужой для неё волшебницы. «Значит, всё-таки она у меня увела ведьму» - отстранёно подумала она, сжав свежий, чёрный, колючий кулочнчик в бледной детской ручке и посмотрев в вслед засеменившей в сторону магазина девочки, словно пытающейся от неё убежать.

Буквально в два прыжка Юки нагнала её и сравняла с ней темп шага, немного застенчиво улыбнувшись странной ночной охотнице, она протянула Хине её честно заработанный кусочек чёрной магии, голодный до чужих страданий и тёмных переживаний, которыми так охотно делились волшебницы с подобными ему, что бы сохранить чистоту собственной Души. Так низко и подло, безответственно и жестоко – перекладывать на и без того скинутое в бездну отчаяния и злобы создание собственные проблемы, страхи и боль. Так по-человечески эгоистично.

- Не стоит так беспокоиться, Хината-сан, для меня это совсем не трудно и не затратно, всё-таки, менять мир моя... специальность, и самая сильна сторона моей магии.– В тёплом голосе маленькой светловолосой волшебницы скользнули еле уловимые нотки гордости. – Так что если вы нуждаетесь в семени, вы ведь наверняка в нём нуждаетесь, вам лучше его оставь его у себя, с меня хватит, и просо, если вы мне составите ещё немного компанию на этот вечер. Он у меня, признаюсь, выдался не очень радужным.

На лице Идзаёи скользнула тень грусти и она отвела взгляд от собеседницы опустив его на тёмную дорожку, Хината наверное и не заметила, как Юки немного скорректировала их путь, выведя на тропинку. Впереди слышались уже отчётливо движение стальных колесниц. Ночь, а по главным дорогам всё так же движется нескончаемый поток автомобилей, пусть и ставшим заметно менее плотным. Приближающийся с каждым их шагом свет уличных фонарей и ярких неоновых, игравших тёплыми и яркими красками вывесок ночных заведений, всё смелей отбивал ночной сумрак окутавших девочек в не освященном парке.

+1

14

Волшебница была несколько удивлена, хотя мимика надежно скрывала этот факт. Свой подарок Хината, пусть и без особого энтузиазма, но все-таки забрала. У нее на этот грифсид есть свои планы.

-Все в порядке, Юки-сан? -блондинка закрыла левую половину лица рукой, а всю правую полностью посвятила своей собеседнице. "Грустная она какая-то. Ну, я думаю, это можно будет как-нибудь поправить". Вот не нравилось Коюри, когда кому-то было грустно, не нравилось и все тут. Конечно, совать свой острый нос в чужие дела было не очень вежливо, но все же волшебнице было интересно, по какой причине грустила ее коллега с такой необычной способностью. На своем веку девушка могла вспомнить буквально пару махо-сёдзё, которым их основная магическая способность пригодилась в обычной жизни.

"Холодно".
Поймав себя на этой неприятной мысли, Хина задумалась и выпустила из рук нить реальности, плавно скользнувшую куда-то вниз. Мир ведь такой мимолетный, такой скоротечный... Как и мы. Можно ли простить человеку его грехи лишь потому, что на него плохо повлияла окружающая среда? Можно ли простить волшебницам и стражам их преступления, совсем несущественные и те, от которых карма болезненно трещит по швам?
Мы все не без греха, как и блондинка со странной угловатой улыбкой. Однако же, иногда так хочется стать чьим-нибудь примером для подражания.

Умеренно вышагивая и четко чеканя шаг, девушка наконец смогла разглядеть вокруг себя очертания зданий. Наконец-то она вне парка, вне опасности, в пределах изученной ею территории, однако же, вражеской территории. Уставшими поблекшими глазами Хина высматривала где-нибудь АТМ или еще что-нибудь из той же песни, ведь за "спасибо" угощение не купишь. Отступаться от своих слов о позднем ужине за свой счет волшебница в категоричной степени не желала, однако же, если она не достанет деньги сейчас, то ей придется разбираться уже не с бездушной машиной, но с живым человеком.
-Юки-сан, как вы думаете, использовать магию во благо себе, но во вред другим - допустимо ли?

+1

15

- Не уверена… - тихо ответила Юки, кисло улыбнувшись своей собеседнице, и вновь опустив взгляд себе под ноги, повторила едва слышно, - совсем не уверена.
Белая волшебница вздохнула и замолчала, не став продолжать и рассказывать о том, в чём же она не уверена, своей светлой как солнышко и бестолковой как ветерок знакомой. Ей совсем не хотелось делиться своими переживаниями и изливать душу. Юки всегда было легче хоронить тяжкие мысли и неодолимые сомнения в самой себе, оставляя их в тайне от мира перед которым представала этаким не сгибаемым титаном, маленьким, скромным, но титаном, твёрдой поступью шагающего к своим каким-то целям в согласии с собой, совестью и пресловутыми идеалами. Вот и сейчас… неумолимо приближается день, когда сильнейшая ведьма известная Идзаёи обрушиться на город, и ещё раньше час, когда ей предстоит схватиться одной с волшебницами, что так жаждали пришествия этой беды, что так ненавидели мир, что дал им жизнь, и людей, среди которых жили. И эта встреча не будет пусть жаркой, но всё же безобидной дискуссией за круглым или не очень столом. Юки придётся убивать. Она это знала, она точно знала, чем всё это закончиться. Ещё с её первого столкновения в недостроенной башне с девочкой в желтом пончо.
Что бы сказала ей Хината, если бы её «спасительница» призналась в своих намерениях? Ужаснулась бы и осудила? Поддержала бы? Или может, предпочла бы уйти от ответа…
Может быть Идзаёи и хотелось бы услышать слова поддержки. Хотя бы слова. Но боязнь оказаться непонятой и осуждённой, боязнь того что кто-то поколеблет её решимость, была лучше всякого кляпа, заставляющего лишь невнятно что-то мычать в ответ. Может быть, поэтому она так одиноко чувствует себя последнее время? Сама возвела вокруг себя стены, и заковала сердце и душу в панцирь, от чего так вдруг стало холодно и пусто. И, кажется, во всём миллионном городе не осталось не одной тёплой души, все или мертвы, или отвернулись.
Вопрос Хины внезапно попал в тон мыслей Идзаёи. Она улыбается и ненадолго прикрывает глаза, пытаясь в этот момент для самой себя сначала вновь решить вопрос, на который казалось, у неё всегда был ответ, чёткий и бескомпромиссный.
- Интересный вопрос, – белая волшебница искоса поглядывает на свою спутницу. – Не думаю, что на него есть однозначный ответ. Как всегда, всё зависит от частностей и деталей. К примеру…
Юки останавливается. Девочки стоят у входа в закрывшийся дневной магазин одежды, у входа которого стоит пара обычных автоматов для раздачи напитков. Волшебница подходит к одному из них, у которого на стекле есть небольшая наклейка изображающаяся кружку с «дымящимся» кофе. Она прикасается к холодному металлу, выкрашенному красной краской, и большой увесистый агрегат вздрагивает подобно застоному врасплох зверьку, выплёвывая по очереди две пусть и не горячих, как должно быть, но вполне себе тёплых баночки кофеина со сливками. Юки надеется, что её спутница любит кофе.
- Я использовала магию исключительно для себя… - Юки подбирает обе баночки и одну кидает Хине, - и тебя. Фактически украла их и принесла кому-то вред. Человек или люди стоящие за размещением сети этих автоматов не получат с этих напитков ни йены за эти две баночки, да ещё наверняка потратят время и деньги, что бы проверить этот терминал, не взломан ли он или не глючит ли его программа. Однако, если смотреть с нашей позиции, то чем это не их плата за то что мы их, их родных, близких, друзей, и саму возможность вообще вести этот бизнес защищаем от ведьм, тратя на это не мало времени, положенного девочкам в нашем возрасте тратить на совсем другие и куда как более приятные занятия, чем убийство и риск оказаться растерзанной монстром? - Идзаёи разводит руками и пожимает узкими плечиками, как бы говоря, что всё честно получается. – В конце концов, полицейские и служба спасения, и даже военные за свою опасную и не лёгкую работу зарплату и некоторые льготы. Чем мы хуже? Однако…
Улыбка Идзаёи тускнеет и омрачается тенью грусти.
- Пара баночек это ведь мелочь, верно? Но если повысить ставки? Если ты готова ради себя кого-то покалечить, кому-то сломать судьбу или даже убить, пусть не прямо свернув шею кому-то своими руками или скормив ведьме, а как-то косвенно… вряд ли этому можно найти оправдание.
Юки замолчала и открыла свою баночку, сделав пару больших глотков, не отрывая взгляда от девочки и раздумывая над собственными словами.

+1

16

-Ах, -девушка восхищенно хлопнула в ладоши, дивясь предоставленному ей в пользование напитку. -Спасибо, спасибо.
Ну, быть может, сейчас блондинка с куда большей радостью приняла бы в дар чашечку горячего шоколада, но кофе со сливками тоже был ничего на вкус. После тяжелого трудового дня и множества эмоциональных потрясений что-нибудь тепленькое и сладенькое у Хины, как и у любого другого нормального человека, в принципе, шло на ура.

Небольшое нравственное поучение заставило Коюри задуматься, но не над своими поступками, а над поступками других. Понятно, что некоторые волшебницы и стражи будут использовать магию во благо себе и, быть может, эти действия будут нести некоторую отрицательную окраску, но и представить себе не могла, что какой-нибудь разбушевавшийся Мерлин вздумает своей силой убить кого-нибудь. Эти слова мир блондинки не просто перевернули с ног на голову, а просто швырнули его в мусорное ведро, как нечто устаревшее и бесполезное. "Зачем? Как? Кому может понадобиться убивать обычных людей?"

А затем пришел неизменно следующий за размышлениями подобного рода вопрос: "Я что, настолько отстала от жизни?" А после была пустота - в глазах, на лице, внутри, снаружи и вокруг. Это чувство такое странное, будто бы чужое для Хинаты. Нечто похожее ей довелось испытать лишь единожды, когда она узнала истинную цену чуда. А потом в памяти всплыла та отвратительная морда, ненавистная девушке более всего на свете.
"А что в этом такого?"

-Вот, значит, как... -отрываясь от напитка, девушка уставилась куда-то вдаль, отстраненно, одиноко, словно бы она была здесь одна, как и всегда. -Вот, значит, как вы думаете.
Признаться честно, Хината была уверена в том, что Юки ее не поддержит - уж очень привыкла волшебница натыкаться на тех, кто поступает только хорошо, во благо большинства. Но как, как можно забыть о самом себе? Девушке не дано было понять. Быть может, поэтому, отыскав золотую середину между эгоизмом и добротой, Коюри смогла сдержать свое отчаяние и прожить чуть дольше, чем остальные? Нет, конечно, о том, чтобы отвернуться от кого-то в трудную минуту, и речи быть не может, да и сама блондинка пару раз поступала безрассудно...

-Знаете, я вот думаю, что откладывать магию в дальний ящик - это не правильно, вот уж не такой я человек, -девушка горько усмехнулась самой себе - уж куда ей теперь до человека. -Мы платим такую огромную цену за этот дар... Может быть, даже непомерную. Это как купить безумно дорогую вещь и потом не пользоваться ей, как четырехугольник с неравными сторонами - неправильно со всех сторон.

Отредактировано hinata (2014-12-19 19:29:28)

+1

17

Хина, похоже, крепко задумалась над словами Юки, вид во всяком случаи, у неё стал отрешенный, а взгляд пустой и одинокий. Волшебница даже немного пожалела о том, что так прямо и бестактно выпалила ей свои мысли, высокомерно рубила с плеча. Хотя, что в них было предосудительного? Идзаёи казалось, что на этот раз она куда как более честно и компромиссно выразилась на счёт извечного вопроса: «если можешь, то имеешь ли право?»
Девочка нахмурилась от этих мыслей о том, отчего же её золотоволосая спутница так вдруг погрустнела от её слов, и проследила за взглядом своей собеседницы, разглядывавшим что-то в дали широкой улицы полной огней, шума и людей.
- Можно купить дорогущую элитную машину представительского класса и наслаждаться ездой не нарушая все мыслимые и не мыслимые правила, усложняя жизнь всем вокруг до невозможности, или даже калеча её, давя пешеходов, – тихо заметила она, покручивая между ладошек полупустую баночку, отдающую лёгоньким теплом ещё не успевшим раствориться в лёгкой вечерней прохладе. – Никто не говорит, что пользоваться магией плохо и она только для драк и охоты. Просто нужно к ней, как и к любой силе, возможности, подходить разумно и с трезвой долей ответственности. Мы живём в мире, где всё и все связаны. Просто надо об этом помнить всегда. Так… будет лучше для всех, и для нас самих, как бы странно это не звучало.
Последние слова были словно выдавлены с силой, словно Юки бы не хотела их произносить, словно не хотела бы связывать со всем ранее сказанным. Да, она говорила об их собственных душах. Душах что были светом заключённым в маленьких хрустальных яичках в золотистой оправе. Ярким светом. У каждого своего, неповторимого цвета и оттенка. Но начинающих быстро тускнеть, меркнуть стоит лишь в них позволить прорости хотя бы небольшому ростку злобы, печали… всего того, что является их полной противоположностью и естеством Ведьм. Они могли не знать этого, не признавать, но не могли изменить самого факта, что стоит им изменить своей светлой изначально душе, и для маленьких волшебниц всё станет кончено, и никакое чудо и магия не остановит стремительного падения в бездну.
- Хина-сан… - Идзаёи шагнула вперёд и задала неспешный темп ходьбы, продолжив их прерванный маленькой демонстрацией использования магии с минимальным вредом для окружающего мира. Она в нерешительности мучила в руках баночку, крутя её и так и этак, не сразу решившись продолжить. - Могу я тебя спросить о кое чем личном?   
Девочка с лёгким беспокойством искоса посмотрела на спутницу, и раньше, чем та ответила, задала «личный» вопрос:
- Как давно ты стала волшебницей... и как это произошло?

+1

18

"Ах, эта девушка почти такая же, как и я! Мы мыслим одинаково!" -молча восхищалась Хината, все еще отчаянно пытаясь разглядеть небо сквозь туманное покрывало. Странные смены тональности голоса беловолосой волшебницы не остались незамеченными блондинкой, но она решила не влезать боле в голову постороннего человека.

-Мы обе в одинаковой степени не правы, хех, -неожиданно для всех, включая саму себя, заключила девушка. -Знаете, мы с вами ведь в городе больших ставок. Наша судьба была погружена в темноту еще задолго до знакомства с Кьюбеем, в противном случае эта встреча и вовсе не состоялась бы. И, учитывая, как мало...
Волшебница резко оборвала свое предложение и неуместно засмеялась. Она совершенно не подумала, что ее собеседница может и не знать всех тонкостей заключенного ею контракта. Дьявольского контракта. Невыгодного контракта. Хината предусмотрительно извинилась перед Юки за свои неуместные абстрактные бредни и поспешила окончательно умолкнуть, вслушиваясь в вечернюю темноту.

Скоро, уже совсем скоро Митакихару захлестнет Вальпургиева Ночь.

Впрочем, этой парочке еще было о чем поговорить: "Вам действительно интересно мое прошлое, Юки-сан?" Коюри пристально вглядывалась в лицо новой знакомой, пытаясь понять, имеет ли смысл отвечать на поставленный вопрос. Сделав последний спасительный глоток из стаканчика, оттягивая время как можно дольше, волшебница откашлялась, словно готовясь поведать Юки эпос в несколько томов и, наконец, начала свой славный рассказ:
"Ну, Хината стала волшебницей из-за собственной глупости и упрямства, потому что никогда никого не слушала. После того, как я оказалась не в самом удобном положении в не самой приятной ситуации, свою помощь мне предложил Кьюбей, сказал, что поможет мне. Можно сказать, у меня не было выбора - или все, или ничего. "

Стакан поставлен на асфальт, история окончена, слова не имеют места быть. Девушка водрузила на свое лицо свою излюбленную маньячную улыбку и с нетерпением дожидалась реакции Юки.

+1

19

Она лишь робко улыбнулась Хине в ответ на её слова о «судьбе», не возражая и не соглашаясь. Юки не верила в судьбу. По крайней мере, в том понимание, в которое обычно облачали это многозначительное, эфемерное и глубокое по смыслу слово люди.
- Вам действительно интересно мое прошлое, Юки-сан?
Девочка продолжает робко улыбаться, смотря на идущую рядом волшебницу в пол оборота головы, и утвердительно кивает. Хина не сразу решается начать, долго настраиваясь, но Идзаёи терпеливо ждёт, понимая, что для большинства волшебниц история их превращения таит глубокие чувства и переживания, далеко не всегда светлые и нежные.
Хината рассказывает, образно, общно, не упоминая не единой конкретной детали, сводя краткий рассказ лишь к сути. Но этого для Юки достаточно, пусть она и не получила желанный ответ про её «возраст».
- Значит, у вас так это случилось… - волшебница отводит взгляд и поднимает его к небу, чёрной бездне без единого огонька. Неоновый свет и яркие огни города, толстое покрывало облаков, укутавшее ночную Митакихару - не давали даже надежды увидеть звёздное небо или одиноко плывущую среди маленьких точек-мальков Луну. -  Кьюбей очень избирателен в тех, кому предлагает «Чудо». Что не история, то в той или иной мере драма. Можно было бы назвать его спасителем, что дарит второй шанс оступившимся или тем кому просто не повезло… пока не ощутишь в полной мере цену невозможного. Эх…
Идзаёи невольно вспоминает собственное «превращение», такое нелепое и глупое, что кажется чей-то неумелой, глупой шуткой. И почему к ней вообще пришел Кьбей? Может быть, просто не успевал выполнить тогда норму и решил заключить с ней контракт для «добора»? Сам Кью никогда этого не говорил, а она и не спрашивала, как и много о чём не спрашивала, живя годы в относительно счастливом неведении и заботясь ли о том, что бы не стать грушей для битья какой-нибудь ведьмы или волшебницы. И она бы не сказала, что сожалеет об этом. А сожалеет ли Хина? Юки вновь смотрит на светлую девочку, внимательно, словно можно было найти ответ в её странной улыбке.
- Хотя… тем, кто оказался на краю, даже такой шанс – подарок. Как думаешь?

+1

20

-Быть может, мы просто хотим слишком многого, -Хината глухо хихикнула самой себе и сделала несколько шагов вперед, обгоняя Юки. В ее понимании хорошее и плохое были едва ли отделимы друг от друга, да и анализировать свои поступки девушка не очень любила. Быть может, просто боялась оглянуться назад, ожидая увидеть там забытого монстра прошлого... Хинате многое пришлось пережить.

Глупо искать виноватого в ситуации, когда твоя жизнь уже не на волоске, а за его пределами, беспомощно соскальзывает вниз и падает перед тем, как разбиться о твердую поверхность и бесследно исчезнуть. В таких случаях, как правило, есть два способа занять время до окончания обратного отсчета - кричать и плакать или смеяться и радоваться. В любом случае, ни один из вариантов не поможет избежать своего конца.

"Кольцо с рунами на пальце - символ смертника. Никто и никогда не сможет убежать от своей судьбы."

-Ах, не будем о грустном, -Коюри убрала руки в карманы для удобства. В какой-то степени это выдавало ее внутреннее беспокойство - она не могла найти себе места, но почему? Наверное, из-за пробудившейся душевной раны, а может, просто из-за того, что волшебница наконец смогла поговорить с кем-то по душам. Иногда всем и каждому не хватает жилетки под боком, в которую можно было бы выплакаться. Ну, впрочем, рыдать Хина пока не собиралась. -Хах, а вот и он, -девушка резко вытянула руку вперед и направила ее в сторону источника едва пробивающегося сквозь туман света - знакомой до боли вывески. Аккуратными вытянутыми буковками на стене было выведено некое слово на английском языке, а какое именно Коюри и не знала, уж никак не давался ей этот язык. Впрочем, сейчас это и не важно вовсе, своего места назначения девушки достигли.

А что это значит? Правильно. Скоро снова одна. Снова никому не нужна.

Отредактировано hinata (2014-12-24 19:25:36)

+1

21

- Может быть… - согласилась волшебница, тихо, так что едва ли её могла услышать убежавшая немного вперёд спутница, поспешившая закрыть неприятную тему.  Юки и не настаивала, просто продолжив иди следом, предоставив Хине вести её.
«Наверное, не стоило начинать говорить на эту тему» - она посмотрела в спину девочки, золотые кудри которой едва касались узких плечей и чуть подёргивались лёгкой волной при каждом шаге. «Наверняка на её лице по-прежнему играет эта странная улыбка. Словно маска из китайского театра: вечно улыбающаяся, весёлая и бодрая… приторная. Неужели так и в правду легче? Или она и в правду такая?»
- Хах, а вот и он.
Юки вынырнув из размышлений, остановилась и чуть наклонилась в бок, что бы увидеть из-за спины Хинаты, на что она показывает. Ей в глаза бросилась ярко светящиеся вывеска. Она видела такие множество раз, не было сомнений, что они добрались до своей цели. Что ж самое время. Кофеин немного согрел и притупил недавно проснувшиеся чувство голода, но надолго его едва ли хватит, не говоря уже про то что хлестать подобные напитки из автоматов на пустой желудок было банально вредно, даже для их питаемого магией, и оттого немного более выносливого тела. А ещё говорят, что от приёма пищи заметно повышается настроение, отчего многие праздники и проводиться за ломящимся от еды столом, стимулирующем «уровень веселья», а люди съедаемые тоской, печалью и горем, подсаживаются на «холодильник», что бы «заесть» эту самую тоску, а потом печалятся по поводу набранного веса. Замкнутый круг прямо-таки получается.
«Ну, Хине, пожалуй, не помешало бы немного набрать в весе, без фанатизма,» - кинув оценивающий взгляд на фигуру возвышавшейся над ней на добрый десяток сантиметров девочки, отметила Идзаёи, улыбнувшись собственным мыслям. Сделала шаг в перёд, в бок, подхватила её рукой за талию и слегка прижавшись к ней, чуть подтолкнула к дверям, услужливо разахавшихся в стороны при их приближении.
- Будем красть, или у тебя есть деньги? – Тихо усмехнувшись, в шутку спросила альбинос, памятуя недавно и неожиданно всплывший вопрос гореприключеницы.

+1

22

-Предпочитаю второй вариант, -четко чеканя шаг, ответила Хина. На самом деле, даже если у нее были бы деньги, она все равно не воспользовалась бы ими, у нее на наличность есть другие планы. -Ах, да, Юки-сан, надеюсь, что вы не имеете ничего против легкого насилия?

Не дожидаясь ответа, блондинка распахнула двери приветливого круглосуточного магазинчика, который уже не раз выручал ее. Конечно, воровать - это плохо, все верно, но по-другому Коюри не могла, у нее не было ни шанса на маневр в противоположенную сторону. Хотя на самом деле, девушка всего лишь пыталась оправдать свою бессовестность, ведь безвыходных ситуаций не бывает.
А может, это просто она такая неповоротливая.

Надо сказать, что выбор в этом "скромном", на первый взгляд, заведении, был огромен. Такое же количество малодоступных товаров можно было найти разве что в каком-нибудь огромном гипермаркете за бешеные деньги - даже как-то немного грустно обворовывать такое славное местечко. "Всего один продавец сегодня? Это будет просто как пирог".

Хина уже по отработанной схеме прошла в самый дальний угол магазина, скрывшись за стеллажами. То, что происходило дальше, должно было как минимум смутить попутчицу блондинки - как минимум потому, что она перевоплотилась в волшебницу. Ну а после того, как несчастный продавец за доли секунды потерял сознание и оказался под прилавком, ей должно было стать не по себе.
-Хе-хе, вот так, -пару раз хлопнув в ладоши во славу самой себе, Коюри царским взглядом окинула опустевший магазин. -Берите все, что вам будет угодно.

"Должно быть, со стороны я выгляжу настоящей сволочью, хех".

+1

23

Шутки шутками, а Идзаёи было интересно, какой путь изберёт её новая знакомая, и как приведёт свой выбор в исполнение. Слова словами, но именно в поступках заключается настоящая суть человека – так, по крайней мере, считала она сама.
Остановившись неподалёку от входа, и с интересом окинув взглядом прилавки с их содержимым, она краем глаза продолжала следить за Хинатой, отправившейся к продавцу, и судя по её последним словам, не с самыми добрыми намерениями, уж не любезничать и строить глазки точно. Наверное, можно было бы помешать ей, вмешаться, возможно, Нужно было бы это сделать. Ведь не было никаких гарантий, что девочка не переусердствует, и несчастный парень поутру будет отвечать не только за внезапно пропавшие товары, из-за чего его могут не только оштрафовать в соответствии с их стоимостью, а так же ещё и выгнать с работы, но и ещё мог вполне обнаружить себя калекой. Но Юки ничего не сделала, ей хотелось беспристрастно досмотреть эту маленькую сценку из жизни Хинаты до конца, как есть, как было бы без неё. Единственное что она предприняла, так это прислонилась рукой к стене, и её кольцо на пальце полыхнуло красным огоньком, почему-то показавшимся его обладательнице сегодня особенно злым. Волшебница пустила волну магии по комнате и убедилась, что в помещении нет камер наблюдения или какого-нибудь аналога, что могли бы заснять их мордочки и гарантировать в ближайшем же будущем неприятности.
-Хе-хе, вот так, берите все, что вам будет угодно. – Вернулась обладательница золотого самоцвета души, на вид крайне довольная сама собой.
Юки не особо церемонясь, уже жевала распечатанную булку, сидя верхом на остеклённой витрине. На дверях магазинчика висела табличка «closed», а светящаяся на улице вывеска потухла, практически все жалюзи непонятно когда успели закрыться, не позволяя прохожим заглянуть сквозь окна внутрь. Было бы нехорошо, если бы кто-то сейчас зашел в магазинчик и застал их за всем этим безобразием. Казалось, что Юки неплохо разбирается в том... что они делали.
- Вот как значит живёшь, - волшебница откусила небольшой кусочек от булки, тщательно прожевала и проглотила, посмотрев на Хинату. – Чем ты его приложила?

+1

24

-А-арэ? -волшебница, казалось, была в недоумении, хотя, по факту, в ее голове сейчас с громким манерным хлопком разорвался шаблон. -Это мое ноу-хау, хех.
Во всей этой ситуации ее напрягало лишь спокойствие госпожи Юки. То есть, получается, что раз импровизированное и совершенно спонтанное ограбление ее не удивило, то она бывала и на местах совершения более интересных преступлений? Ну надо же, а Хината было подумала, что ее сегодняшней ночью посетил ангел-олицетворение добродетели. Впрочем, над светлой головой тоже нимба замечено не было, так что волшебница в черном не имеет права судить свою коллегу.

Слишком много волнения и потрясений для одного вечера - так и поседеть не долго, а свой фирменный желтый цвет волос Коюри терять не спешила. Кто эта девчонка такая, чтобы волновать мисс "Я-улыбаюсь-вам-но-кажется-мне-все-равно"?  Да и что стало с самой Хинатой? Она какая-то сама не своя в последнее время. "Нет-нет-нет-нет, не буду больше ни о чем думать, это и моя ночь тоже". 

За парочку размашистых шагов девушка достигает холодильника, распахивает его настежь, да так, что несчастные дверцы с ошеломительным грохотом соприкасаются с соседними предметами и в ужасе замирают там, куда их отправила Хината. "О, вот это я и съем!" -бледная худая ручонка тянется к фруктовому мороженному, завернутому в вычурно яркую упаковку и уже было распаковывает его, но внезапно меняет свои планы и швыряет его куда-то в другой конец зала, в сторону мирно дремлющего под прилавком продавца. Нервно шипя и раздувая ноздри от злости, блондинка, наконец, выдает: "Фу, груша. Ненавижу грушу", -скрещивает руки на груди и оборачивается в сторону своей беловолосой знакомой.
-Еще какие-нибудь способы развлечься вы знаете?

Ожидая ответа, девушка возвращается к потрошению холодильника, пытаясь найти там что-нибудь съестное, но обнаруживает не более чем снаряды для метания. Грустно, ох как грустно. "Как же все-таки тяжело иметь утонченный вкус!" Бросок. Еще бросок. И еще. Да когда же на глаза Хине попадется то, что ей придется по душе? Страшно даже подумать, как к ней относятся консультанты в магазинах одежды, которые она посещает. Впрочем, это не то, на чем сейчас стоит зацикливаться.

С победным гнусавеньким "ура" блондинка извлекает из замороженного месива то, что она так долго и муторно искала, - клубничное мороженое, а после возвращается к спутнице.
-Кстати, Юки-сан, вы слышали когда-нибудь о Вальпургиевой Ночи?

Отредактировано hinata (2014-12-28 18:25:20)

+1

25

Лёгкая растерянность в ожидании немного другой реакции была так же ясно читаема по её личику, как стихи родного поэта со страниц свеженапечатанной и ещё пахнущей типографией книжки. Ответ же был вновь уклончив, сух по содержанию, и как бы в шутку. Юки уже поняла, что её новая знакомая не особо была склонна отвечать на вопросы касающиеся её непосредственно, чем лишь сильней укрепляла у волшебницы Хэллоуинской Ночи её ассоциацию с актёром носящим странную маску – можешь наслаждать представлением, что он тебе решит показать, но скорей всего никогда не узнаешь с каким выражением лица он сходит со цены и какие мысли роятся за этой вечной улыбкой и наигранной весёлостью.
«Что ж, пусть будет так, моя Арлекина» - Юки улыбается, доедает булочку и спрыгивает с витрины, приземлившись на носочек и делая полный оборот вокруг своей оси, словно на мгновение потеряла равновесие.
- Ещё какие-нибудь способы? – Задумчиво растягивая слова, переспрашивает она, окидывая зал взглядом. – Ограбление магазина я бы с натяжкой назвала развлечением, если честно, не люблю я этого… хотя порой мне и приходится участвовать в чём-то подобном из-за… - Юки предпочитает не продолжать, обрывая себя на половине предложения, - но я предпочитаю по старинке: книжки, прогулки по паркам, набережным, крышам, иногда отрываюсь на игровых автоматах или спортивной площадке, я, несмотря на рост, очень люблю баскетбол… но, в общем-то, времени у меня обычно не так много на активный отдых или… шалости. Ведьмы и школа выматывают так, что потом уже вообще ничего не хочется делать, даже если есть время.
Волшебница-альбинос смущённо шоркает ножкой и виновато улыбается.
- Я вообще человек ленивый, если честно, - признаётся она.
Тем временем волшебная воровка или, если уж вдаваться в частности уголовного права – налётчица, вовсю потрошила холодильник, раскидывая его потроха по полу. Трудно сказать какой в процессе этого дела фрукт, баночка или бутылочка навела её на следующую мысль, но заданный ей вопрос чем-то неприятным и тяжелым застрял в груди светловолосой девочки.
- Да, - голос вдруг стал бесцветным, пара янтарных глаз пристально смотрели на Хину. – Как и то, что этот город её следующая цель. Об этом, наверное, мало кто уже не знает.
«Но защищать его будете вы без меня» - про себя добавила она.
- А что на счёт тебя, Хина-сан? Она считается одной и самых сильных ведьм, когда-либо существовавших. Ты собираешься с ней сражаться?

+1

26

-Да, конечно, -странно растягивая гласные буквы "пропела" волшебница в ответ, -Но я знаю, что это бесполезно. Никто не выживет - останутся или ведьмы, или трупы, -Хина странно подняла остекленевшие глаза куда-то вверх, вслед неизвестному. Странным образом, грядущее ее ни пугало, ни печалило, но, надо сказать, микроскопическая нотка скорби в ее голосе прослеживалась. Девушка хотела было сказать еще что-нибудь, но так и не осмелилась. "Это моя ноша, только моя. Я больше не буду ей противиться," -вряд ли альбинос, стоящая напротив нее, могла с точностью описать явление необратимости и тщетности собственного бытия. То ранящее в самое сердце чувство, когда ты ощущаешь себя кучей некогда дорого кому-то мусора, сломанной игрушкой, которую стыдятся выкинуть, отдавая дань времени, что они провели вместе.

Но с тех времен ничего не изменилось, Коюри так и не научилась прислушиваться к мнению других людей. Да, она могла кивнуть, улыбнуться, дать утвердительный ответ или сделать одухотворенное лицо, но в глубинах затвердевшей души подобно древнему насекомому в янтаре неизменно щелкал выключатель и блондинка делала все по-своему. Подсознательное желание вновь пережить ныне забытый всплеск самых разнообразных эмоций? Психологическая травма? Скрытый протест против общества, которое не желает принимать ее? А, может, все дело в том, что Хинате уже все равно? Нет, просто интерес. Интерес к тому, сможет ли ее жизнь стать еще хуже, сможет ли отчаяние тех лишенных чувств дней в больнице сравниться с физической болью, о которой она втайне мечтала тогда.

Просто еще один нездоровый интерес.

-Знаете, для ленивого человека вы, быть может, слишком много гуляете по ночам, Юки-сан, -никакой агрессии, никакой обиды, просто фраза, случайно забредшая ей в голову, которая прозвучала не слишком вежливо. Ах, пусть так, пусть так, но все равно, это звучало странно. Вся ночь была пронизана нитями фальши, тонкой ее паутинкой, покрывшей эти несколько часов. Где-то приврала Хината, где-то недвусмысленно оборвала предложение ее знакомая. Но наш мир - театр, так? А любая постановка так или иначе является вымыслом, так что одна лишняя выдумка никому не сделает хуже.

К тому же, слишком мала вероятность того, что эти двое когда-нибудь станут достаточно близки для того, чтобы раскрыть друг другу все спрятанные у них в рукавах тузы.

+1

27

- Бесполезно? - Идзаёи нахмурилась.
Такое заявление было противно самой её сущности. Как вообще так можно было думать? Особенно им! Волшебницам! Магам, творящим Чудеса, в непонимании возможности которых расписался даже сам Кьюбей, не первую тысячу лет жившего с ними и всё это время и тщетно пытавшегося раскрыть тайну их силы способной нарушить фундаментальные законы вселенной.
Девочка вздохнула и отправилась к другому холодильнику, ещё не познавшему ужасное и опустошающие нашествие под прозвищем «Хината». Аккуратно выбрав из множества баночек холодный напиток с кислым гранатом, она прикрыла стеклянную дверцу, откупорила саму баночку и сделала пару больших глотков, чуть поморщившись и содрогнувшись. Кислый холодок слегка обжёг горло и растёкся по телу, заставив даже кожу покрыться мурашками. Обычно люди добивались обратного эффекта, но ни что так не остужает горячую голову и взбунтовавшиеся сердце с душой (пусть она теперь и заперта в хрустально-золотом флакончике), как банальный холод.
- Ты не права, - девочка смотрела на своё прозрачное отражение в стеклянной дверце, - Вальпургиева Ночь может быть и сильнейшая ведьма на данный момент, но всё-таки она не более чем ведьма, и смертна, так же как и все ведьмы. – Она в очередной раз вздохнула и опустила взгляд на баночку с гранатовым соком, совсем не к месту подумав, что за последний час надулась воды больше, чем организм привык держать в себе. - В одиночку вряд ли кто-то из местных с ней справиться, не отрицаю, но если у вас хватит ума объединить силы, дополнить возможности друг друга, скомбинировать их, то этот бой будет не белее бесполезным, чем охота на наших предков на мамонта. – Юки перевела взгляд с баночки, на собеседницу. – А как ты знаешь из истории, они были в этом, несомненно, опасном и рискованном деле чрезмерно успешны, несмотря на весьма разные «весовые» категории со своим противником.
Юки не обиделась на слова Хины, она не видела в них не упрека, не укола, даже если бы золотоволосая волшебница и вложила в них такой смысл.
- Я всегда любила гулять, – вдруг тепло улыбнулась Юки, странное замечание пробудили в ней свои воспоминания, дышавшие, как теперь ей казалось, беззаботностью и лёгкостью. - Просто гулять в потоке людей, или там где их нет. Как будет настроение. Без цели, без смысла, просто наслаждаясь движением. Странно да? – Усмехнулась она. - Раньше мне за этой хороший нагоняй от родителей регулярно доставался, что впрочем, не отбивало желания на следующий день опять нервы им трепать своим отсутствием неведомо где, прекрасно зная, что будет по возвращении домой. Теперь же… теперь остался лишь один человек которому до этого есть дело. Но он знает... знает, что я больше не гуляю просто так.
Отойдя к прилавку, она поставила не допитую баночку на стол, взгляд невольно упал на кольцо, сверкнувшее на пальце насыщенным красным камнем. Юки вдруг стало интересно, что думает об этом Хината, и кольцо обратилось в самоцвет души.
- Хината-сан, - она подошла ближе и показала ей свою душу, - у каждой волшебницы свой цвет, свой оттенок. Вы когда-нибудь задумывались, почему у вас именно такого цвета самоцвет души?

+1

28

-Вальпургис не просто ведьма, -серьезное лицо Хинаты свидетельствовало о том, что выбранная девушками тема для разговора нисколько ей не симпатизировала, хоть и сказать об этом напрямую она не решалась, -...У "вас"?
Ох, так Юки не собирается погибать вместе со всеми. Ох, что же... Волшебница уже было подумала, что ей повезло встретить боевого товарища, с которым можно было бы сразиться плечом к плечу с сильнейшей из ведьм, а оно вон, оказывается, как. Ну, впрочем, этого стоило ожидать от рационально-мыслящего индивида. Пожалуй, только безрассудный дурак или тот, кто ничего не знает об этом событии, согласился бы выйти один-на-один с Вальпургиевой Ночью. Блондинка на данный момент относила себя к первой касте, хотя... Она могла многого не знать. Имеющуюся у нее информацию она получила через сарафанное радио и от Кьюбея - источники самые что ни на есть непроверенные.

-Ах, ладно, не важно, забудьте, -Коюри замахала руками в разные стороны, таким образом, видимо, пытаясь сменить тему разговора, и несколько увлеклась, за что и поплатилась своим мороженым, -А-арэ, цвет? Нет, не задумывалась...
"Ну, он же желтый, потому что я желтая, так? Или потому что... Так, что там означает желтый цвет?" Этот вопрос, если честно, загнал девушку в безвылазный тупик. Да и зачем Юки интересоваться чем-то подобным. Она пытается подвести Хину к какому-то более важному вопросу или хочет провернуть какой-то трюк?
В этом мире никому нельзя доверять. 

С другой стороны, если она сейчас хочет обмануть блондинку, то зачем подставляется сама? Или она не знает о предназначении соулджема? Крайне неправдоподобный вариант. Девушка нахмурилась, ей не хотелось делать поспешных выводов.
-В свою очередь, я бы тоже кое-что хотела у вас спросить, Юки-сан. Какой магией вы обладаете? -интересы Хината преследовала исключительно обывательские - уж такими любопытными показались ей способности волшебницы. Альбинос не была похожа на наивную маленькую девочку, которая просто так стала бы растрачивать магию на других, но зачем-то же она помогла Коюри.

И улыбка как-то сама собой испарилась с лица, не оставив и следа. Серьезное, можно даже сказать, пассивно-агрессивное лицо с приоткрытыми глазами, ожидающим взглядом, нахмуренными бровями и поджатыми губами - Хина ожидает ответы на многие вопросы.

+2

29

Юки лишь хмыкнула в ответ, и не стала спорить, вняв невербальному посылу собеседницы явно не расположенной к тому, что бы касаться этой темы. Да и невольно вырвавшийся вопрос из уст Хины, от которого она тут же стушевалась, резво замахав ручками, укором скользнул по нутру, пройдясь по нервам и оттоптав все «болевые точки».
Но она не будет оправдываться. Не перед Хинатой, не перед кем-то ещё. Если весь мир потом решит, что она струсила и сбежала, что белая волшебница, на проверку оказалась столь же гнилой, как её магия, которое впору назвать ведьмовским колдовством… что ж, пусть так и считает. Хина, к примеру, уже всё для себя решила и поспешила забыть.
Рука сжала сияющий самоцвет в золотой оправе. Такой тёплый и хрупкий. Идзаёи по-прежнему смотрит на сбитую с толка её вопросом волшебницу. Казалось такая мелочь, а девочка загнана в угол словно дошколёнок, которого внезапно попросили доказать теорему Ферма. Было бы забавно, если бы речь шла о каком-то абстрактном уравнении, а не о них самих.
- В этом и беда всех нас… - практически прошептала Юки, опустив взгляд на свою сжатую руку, сквозь пальцы которой пробивалось тёмно-алое сияние. – Это ведь эссенция нашей души. Без шелухи вроде: тела, слов, масок. Голая суть нас самих в самом чистом виде… - Юки печально вздохнула. - И даже нам самим нет до неё дела.
Самоцвет обращается в тонкую тёмно-красную струйку дыма обволакивающей безымянный палец и вновь становиться серебряным кольцом, испещрённым непонятными рунами неизвестного, а может попросту давно забытого беспечными поколениями волшебниц и стражей языка, так сильно напоминающего руны ведьм. Юки же явно не собирается продолжать эту тему и развивать свою мысль, оставляя золотоволосой волшебнице право самой дописать недосказанные строки, подобрать для них нужные слова в море значений. И быть может, вскрыть в выстроившемся ряде воображаемых символов новый для себя смысл, что позволит заглянуть дальше, глубже, или наоборот, ослепить и загнать в мрак заблуждений. Если конечно, боящаяся ответов, решиться воспользоваться этим правом.
Но, по крайней мере, на последний вопрос она ответит.
- Я уже говорила, что моя специальность – менять мир. Но это весьма условное и не совсем верное определение моей силы, моей магии. – Идзаёи улыбнулась. – Я покажу.
Низенький каблучок незатейливого ботиночка от школьной формы как-то неестественно громко и гулко стукнул о выложенной традиционно не приметной и гладкой плитке пола. Магазинчик словно вывернуло наизнанку, пожевало, растянуло словно резинку и выплюнуло обратно. Всё вокруг стремительно менялось, искажалось, оживало и приобретало не самый дружелюбный, мрачный, и местами даже невозможный вид. Юки подхватила мимо пробегающую грушу, не так давно безжалостно выкинутую на пол. Та недовольно пощёлкала клешнями и скрутила спиралькой отросший сегментированный хвост увенчанный жалом. «Существо» воняло гнилью, было покрыто какой-то непрерывно выделяемой слизью и смотрело на мир парой десятков чёрных злобных глазок раскинутых по округлой морде из-под брюшины которой торчало несколько пар насекомоподобных ножек.
- Не очень аппетитно, неправда ли? – Улыбнулась альбиносина, поглаживая свою «зверушку».

+1

30

-Не существует еще определения для термина "душа", поэтому большинство просто не обращает на нее внимания - всегда куда проще и приятнее идти по протоптанной тропе, -девушка пожала плечами. Если ты чего-то не знаешь, то это не значит, что твоя жизнь на этом кончилась, наоборот, в водах забвения кроется радость. Хината едва ли могла понять тенденцию нового поколения волшебниц неустанно зреть в корень и пытаться выяснить то, что не следует. Такие особи - атипичная вариация уробороса, кусающие себя за собственный хвост; продолжающие искать правду заведомо зная, какую боль она им принесет.Впрочем, и блондинке на ее застланном сладким морфином пути в свое время не повезло напороться на столь нежеланную истину, но убегать от нее вечно она бы не смогла, да? Учитывая то, что бегать она могла только благодаря силе Инкубатора. 

Чудесные (чудесные ли?) метаморфозы и так уже достаточно настрадавшегося от девичьих проделок магазинчика казались Коюри забавными, хотя и настораживали. Помимо уже традиционно сложившегося для выходок Юки набора эмоций, в дружный рядок затесались еще две - недоумение и зависть. Первая была связана с почти что пробудившемся в волшебнице жидкого золота интересе к сей особе... Словно далекая звезда, сияющая в потемках пустоты, словно воцарившаяся над уснувшей землей красная луна, альбиноска притягивала к себе не только внимание душ, потерявших в ночи свой покой, но и их исключительный интерес в ее природе. Вторая же была непрерывно связана с предыдущей и взросла на черной как смоль почве, направив ветви с ядовитыми листками в разные стороны. "Вот так просто? Даже не устав? Ей что, не жалко энергии? И все это ради показухи?"

-А-ах, -Хината обреченно выдохнула, -Разве можно относиться к еще живому существу как к еде? Это та-а-ак грубо, -взгляд горящих солнцем глаз устремляется с лица собеседницы на ее питомца - создание богомерзкое, но тем не менее, существующее. Маленькие худенькие лапки, принадлежащие монстрику, комично постукивали по потемневшей плитке словно бы в попытке разрядить напряженную обстановку, но ровным счетом никакого эффекта это действие не принесло.
"Но зачем? Зачем тратить столько сил на то, чтобы... Чтобы что?" Паранойя продолжала бессовестно напирать со всех фронтов с целью подавить сложившееся у Хинаты хорошее впечатление о недавно встретившейся ей волшебнице. Опять же, от правды убежать нельзя, сколько ты не пытайся... Как бы обидно и несправедливо это не звучало. Если холодные цепкие лапищи чудовища не достигнут тебя, то уж точно дотянутся до других людей, ничего не подозревающих о вашей игре в догонялки, и тогда сложившаяся ситуация станет еще хуже.

-Простите мне мое поведение, Юки-сан, -Хина учтиво поклонилась, убрав руки за спину, -Похоже, ваша магия как-то воздействует и на меня тоже, хех, -слишком много нерушимых крепостей-привычек пало за сегодняшнюю ночь, но решить для самой себя хорошо ли это или плохо волшебница так и не смогла. Делать выводы пока рано, так как неизвестно, как последствия общения со столь необычным персонажем скажутся на повседневной жизни блондинки, ведь не каждая ночь способна перевернуть жизнь человека. Хотя, судя по тому, что волшебница с красным соулджемом сотворила с пространством, неизвестно еще, будет ли у ночи Коюри конец.

+1


Вы здесь » Puella Magi Madoka Magika » Филлеры » 27.05: Бродячие мертвецы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC