Puella Magi Madoka Magika

Объявление



ОБЪЯВЛЕНИЯ

Спокойной ночи, Митакихара.


Mahou Shoujo Madoka☆Magica

Не стесняйтесь тыкать на баннер РПГ-ТОПа!
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP




В ИГРЕ

Временной промежуток:
28 апреля - 11 мая 2012 года
Погода:
Приятные солнечные и тёплые дни. Местами возможен кратковременный дождь, вечерами холодает, Мадока рекомендует одеваться теплее.


ПАРТНЕРЫ






НАВИГАЦИЯ
сюжет правила персонажи о жителях вселенной канона


СОВЕТ ДИРЕКТОРОВ

Серебряная ложка

Белый призрак
Янтарный ножик

Новоявленный администратор форума, крайне упорная и коммуникабельная барышня.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Puella Magi Madoka Magika » Филлеры » Quae sunt Caesaris Caesari, или рассказы под звёздами.


Quae sunt Caesaris Caesari, или рассказы под звёздами.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Участники.
Ли Сяолун, Канаме Мадока, Мики Саяка
2. Место и время действия. Погода.
Лес, алое закатное солнце дарит небу свои последние лучи, на небе не единого облачка.
3. Описание.
Где-то там, в далёкой-предалёкой галактике, до которой не добрались ещё загребущие руки коварных инкубаторов, есть другой мир. Мир, которому чуждо само понятие магии и жизни вне земли.
В этом, таком отличном и таком схожем, мире всё же есть общие с прочими черты - в частности, люди.
Законы вселенных могут быть отличны, но если людей что-то связывает - оно связывает их до самого конца. И три подростка, в иных мирах сплочённые общей бедой, сплотились и в этом, повязанные тонкой нитью, имя которой - "дружба".
Но всё ли так просто?

+1

2

"Как, чёрт возьми, я позволил этому случится?".
Уме Рю, а если вернее - Ли Сяолун, в который раз за день задавал себе этот вопрос. Причина его волнений была ни в его тёмно-синем чаншань, ни в его длинных, стянутых резинкой в хвост волосах и даже не в необходимости делать не особо интересную работу. Вся суть фрустрации, агонии разума, заключалась в том, что он "дал себя убедить" в необходимости действительно поехать в лес, действительно озадачивать себя безопасным разведением костра и действительно искать и одобрять любую причину не запихивать этих двух в палатку до самого утра, дозволяя плодить симуляцию бурной деятельности. Амитофо, и просветлённый владыка лазуритового сияния в придачу, уж не это ли чувствовал его бестолковый папаня?
Начавшееся разгораться пламя прервало нить не благих мыслей, переключая на себя внимание полукровки. - Предосторожности соблюдены, ветра не предвидится. - Разогнувшись, парень с видимым удовольствием потянулся. - А едой должны были озаботится девчонки. Kauneus.
В конце концов, всё не так уж и плохо. Потакая их стремлению к активному отдыху, решил для себя Сяолун, он способствует своей же приятной жизни в будущем, которое лишь скрасят красивые и стройные японки. Ну а если держать в уме образ Канаме Джунко, то можно найти прекрасный стимул показать себя молодцом, ведь даже сейчас её дочь...
Резко, с немалой силой и усердием, гордый семнадцатилетний подросток прикусил губу, зажмурив глаза. Для возвращения беззаботного вида Рю понадобилась целая минута, во время которой для него было невозможным выполнять свой прямой долг - следить, чтобы Саяка и Мадока не покалечились, не заблудились и не сожгли всё бесам на радость.
Мужская гордость - дело тонкое, что тут ещё сказать?

Отредактировано Ли Сяолун (2014-11-09 03:20:31)

+2

3

Матушка была крайне против подобных «походов с ночевой», которые проходили в лесистой местности, где «явно водятся дикие звери». Бесспорно, еноты или крысы – это не самые добрые соседи, но они явно боятся людей сильнее, чем те их. Благо отец настоял на том, чтобы синеволосая приобщилась к культуре плебеев, а заодно, наконец, подышала бы свежим воздухом, которого в Митахикаре не сыщешь.
Фонарик, зефир, спички, сигнальная ракета, компас, карта местности, черно-белый мобильный телефон, чей заряд держит неделями, если не месяцами… И всё это в элегантный синий рюкзак, на котором болталась куколка котика с непомерно длинными ушами.

- Эй, Сяолун-сэмпай, а чего это мы так поздно разбили лагерь? Могли бы и утром пойти, в конце-концов…, - но ответа Мики не услышала, так как парнишка, прикусив губу, впал в глубокую задумчивость.
«Странный он всё же. И как только нас с Канаме отпустили с почти что взрослым парнем?» - в голову тут же полезли всякие «неприятные мысли», которые синий ры… простая девочка Саяка отогнала тряской головы и усердной распаковкой зефира и изъятием оного из пачек.
Рядом с ней сидел бельчонок, который внимательно наблюдал за этим процессом, словно выжидая, что с ним поделятся сладким угощением. Хмуря брови, Саяка бросала на него косые взгляды:
- Совсем невоспитанные зверьки какие-то, - ворчала она, отрывая кусочек белого лакомства, да бросая попрошайке. Тот, конечно же, мгновенно схватил добычу и запихнул её за щеку, - Хе-хе. Смотри, не подавись, глупышка! – прикрикнула Мики, прикидывая в уме, вызовет ли зефир заворот кишок у грызуна.

+2

4

Солнце уже не изображало из Земли сковородку, когда трое покинули пределы славного городка, именуемого Митакихарой. Две девочки радостно бежали вприпрыжку, в то время как сопровождающий их молодой человек шел позади, стараясь не упустить из виду двух маленьких "бестий". Время от времени одна из них настороженно оглядывалась, словно опасаясь, что их спутник может внезапно исчезнуть; убеждалась в обратном, все так же добродушно сверкала вишневыми глазами, да вновь обращала свой лик к лазурноокой подруге. Так, охваченные веселой болтовней, они добрались до места назначения.

***

- Да ладно, Саяка-тян, в этом есть своя изюминка, не находишь? - парирует девочка, игриво подмигивая незадачливой подружке. Уж она-то вовсю выпрашивала у матери разрешение на эту прогулку.
Ночь - вечный компаньон духов, ведьм и прочей нечисти. Одним словом, это эксклюзивное время суток как нельзя более способствует чудесам. Маленький проблеск мистики средь толпы одинаковых будней - чем не подарок?
А пока Мики увлеченно беседует с забежавшим на огонек бельчонком, Канаме достает из небольшого рюкзачка несколько бутербродов.
- Будете? - вопросительно улыбается, да протягивает задумчивому Ли и Саяке по одному. Заботливо укутанные в бывшую когда-то ослепительно-белой салфетку, бутерброды так и грезили поскорее скрыться во рту у кого-либо из этой троицы.
Но, так как ночевать им, скорее всего, придется не в своих уютненьких постельках, надо бы заранее позаботиться о будущем комфорте.
- Я за хворостом. Саяка, поможешь? - и не спрашивая разрешения, уже изо всех сил тянет синеволосую за руку, увлекая на поиски "наполнителя" для будущего костра. Некоторое количество сухих веточек уже лежало неподалеку, но не помешает набрать еще немного про запас. Не сидеть же им во тьме все время, в самом деле? Ну а любимое рисование может немного подождать.
- Ли-кун, мы будем неподалеку. У Саяки-тян есть компас, мы не заблудимся!
Мадока сама поражается столь внезапно нахлынувшей на нее живости. Словно кто-то невидимый вылил на нее огромное ведро, наполненное кристальной ледяной водой. Так или иначе, а унося подругу за собой, да сжимая ее ладонь в своей, она была абсолютно счастлива.

Дело медленно, но верно близится к ночи.

Отредактировано Madoka Kaname (2014-11-05 01:15:56)

+2

5

Поток не благих, тёмных мыслей был прерван столь нагло и беспардонно, что Ли Сяолун, право, не сразу понял к кому и по какому поводу было это обращение. Что же это было? О, то было полное невинности и нормальности...
- Будете?
... последовавшее от Канаме Мадоки. Пару мгновений парень был подобен античной скульптуре - монументален, неподвижен - но потом всё же кивнул и принял предложенный девчушкой бутерброд. И лишь тогда, держа простецкую еду в руке, до него дошло.
- Какого чёрта она кормит зверей? - Возмутился было Уме Рю, хотя в этой компании его и называют оригинальными фамилией-именем, но выразить своё негодование вслух элементарно не успел - Мадока, словно буря, налетела на Саяку и увела её собирать топливо для костра. Полукровка вздохнул, бросил укоризненный взгляд на небо, да и махнул рукой. - Далеко не забегайте, а то найду и сделаю... - Сжав руку в кулак и почти сразу же разжав, Сяолун, косо глянув на дочь Джунко-сан, скомкано закончил. - ... что-то очень страшное. Да.
Когда девочки скрылись из виду, Ли ещё минуту стоял неподвижно. Смотря в глубь леса, но не видя ни листочка, ни веточки - идеально сконцентрировавшись на полу-осознанном отсчёте секунд. В итоге, убедившись в том, что Канаме и Мики достаточно далеко, Сяолун решился сделать то, что на его месте сделал бы почти любой парень.
Споро осмотревшись - не обделив вниманием и костёр - парень осторожно подошёл к своему рюкзаку и, вытащив оттуда нарезанный ещё из дома кусок хлеба, бросился к неподалёку стоящему, ещё по дороге к импровизированному лагерю примеченному дереву. Старое, с кривым стволом и, по местным повериям, являющееся домом лесных духов, оно почти идеально подходило для смущающих, глупых и антинаучных, но всё же важных планов змея, давным давно запутавшегося в сложившемся в его голове синкретизме.
Не веруя в Бога авраамических религий, но нося крест. Ведая о философии учителя из рода Кун и последователей Пути, но ставя собственную волю выше их. Поминая Просветлённых и близких к ним, но не заботясь о своей карме. Спроси кто Ли о его вероисповедании, то он, не зная истинного ответа, отбрехался бы фразой про эпикуреизм, о котором знал лишь вскользь. Вот и на этот раз, испытывая определённое беспокойство, Рю предпочёл положится на Дао и сделать так, как ему душа повелит. В данном случае душа велит, по всем заветам матери, оставить подношению лесному духу и попросить за двух бестолковых учащихся средней школы города Митакихара.
Так Сяолун и поступил: подошёл к дереву, снял крест, поклонился, положил к корням хлеб да искренне попросил на чистом русском, сложив ладони в характерном жесте. - Пожалуйста, пусть всё будет хорошо. - А сделав это, вновь оглянулся и побежал к лагерю, не задумываясь о том, сколько правил напутал, и, на ходу, пытаясь застегнуть цепочку с крестиком (что получилось уже в лагере, когда он остановился).
И уже там, подбросив в пламя хвороста, сын Соньи побеспокоится о прочих вещах: о правильности в установке палатки, о безопасности костра, о защите от насекомых, в конце концов. Испытывающий смешанные чувства от их небольшого похода, но по привычке строя из себя ворчуна, уже не мальчик, но ещё не мужчина, он твёрдо решил сделать эту прогулку памятной для девочек, такой, про которую они смогут гордо рассказывать своим, вне всяких сомнений, менее удачливым одноклассницам и прочим подружкам. Носитель ян-начала считал это чем-то вроде обременительной, но необходимой обязанности.
И раз уж мне есть во всём этом деле выгода. - думал "маленький дракон", живущий в лазурной стране. - То для начала стоит обеспечить всем беззаботную ночь.
Верно и неумолимо,, подобно морскому течению, время шло к ночи.

+1

6

Лазурная впивалась клыками в свою жертву, проглатывая кусочек за кусочком столь алчно, что могло показаться, будто эта богатая девочка впервые в жизни видит бутерброд.
- Эфо ОФ-Ф-ФЕНЬ фкуфно, - с набитым ртом благодарила Мики подругу, улыбаясь ей ротиком, что был весь в хлебных крошках.

Не прошло и пол минуты, как розовое чудо принялось волочь её по хвойным иголкам и пеням-корягам, дабы доблестная спортсменка оберегала и защищала мисс-наивность в её нелёгкой миссии. Правда она совсем не понимала, как им поможет компас, тогда как фонарика под рукой не было – Канаме просто не могла сидеть на месте, не говоря уже о том, чтобы пустить подругу «назад за топориком и светом».

Блуждая по лесочку, да подбирая с земли сухие ветви, девочки непрерывно щебетали о том, как прошла дорога, как хорошо на природе, что неплохо было бы искупаться и так далее.
- Канаме, а что ты думаешь о новинькой? Ну, той зажатой девочке, которую к нам перевели? Странная она какая-то. Совсем размазня, - в её руках красовалась уже приличная куча хворосту, когда как она задалась подобными вопросами, - Нет, я, конечно, не против наивных невинных девочек, но эта выглядит буквально ходячим стереотипом!

Где-то на границе зрения она приметила зверька, что крался по опушке, но из-за слабого зрения не смогла разглядеть очертаний.

0

7

- Да все будет хорошо, не беспокойся! - девочка весело машет рукой вслед незадачливому юноше, да убегает все дальше в по-уютному страшный, манящий лес. Летние сумерки - теплые, суховатые и приятные; если бы их можно было съесть, они определенно имели бы прелый ягодный вкус. Тропинка, извиваясь в неком причудливом танце, ведет их все дальше в темнеющие глубины рощи. Мадока полубежит, пританцовывая, да так лихо, что синевласка с трудом успевает за ней; куда уж там! И, кажется, она уже совсем забыла про их первоначальную миссию.
- Мики-тян, как же тут чудесно! - она искренне восхищается сияющим закатным лесом, словно видит его впервые, - Давай еще соберем цветов Ли-куну, ему должно понравиться! - и принимается за новое, такое воодушевляющее ее сейчас дело. Через несколько минут небрежный букетик уже готов. Канаме бережно перевязывает его особо крепенькой, длинной травинкой, показывает подруге, взглядом спрашивая - нравится ли?
А лес жмурится, зевает, укрывается кронами от закатного солнца, спать хочет; а ему не дают. Вот бедолага! Маленькие дневные зверьки разбегаются по своим неприметным домикам: кто по норкам, кто по дуплам, а кто-то ложится прям в чистом поле, храбрецы да и только! Всех сморил очередной жаркий день. А лес и рад, баюкает несчастных монотонным завыванием ветров, ласково гладит ветвями, шепчет шуршанием листьев. Совсем скоро проснется его близнец, он почти такой же, только характер иной - куда более зловещий. Он любит пугать заплутавших путников шорохами, да рычанием во тьме. А темнота у него главная любимица - гуще самой тягучей болотной трясины, а страшная-то, уух!
Но девочки и думать не хотят о грозящей им опасности. Вместо этого продолжают идти вперед, да беспечно говорят о своем. А лес с вниманием взирает на них, впитывает каждое их слово, смакует, как ребенок так долго желанную конфету. Ему хорошо, девочкам тоже.
- Ты про Акеми? - Мадока внимательно выслушивает синеокую компаньоншу, задумывается. В голове тут же самопроизвольно вырисовывается образ рассеянной девочки, с робкой улыбкой шедшей за ней в медпункт.
- Хм... А мне кажется, Хомура-тян очень интересная. - искренне отвечает Канаме, вспоминая их недавний разговор за обедом. - А еще у нее очень хорошая фантазия... - голос, сперва звучавший как гулкий весенний ручеек, постепенно спускается вниз, приобретая тревожные нотки. Заболтавшись, подруги и не заметили, как тропа, стелившая путь перед ними, внезапно оборвалась; клубок закончился. Вероятнее всего, они свернули куда-то не туда, влекомые эйфорией. А, может, старик-лес решил позабавиться. Но, так или иначе, неосторожность сыграла с ними злую шутку.
Глаза Канаме, до сих пор излучавшие радостный азарт, наполняются смятением. Она пытается что-то произнести, но губы не хотят размыкаться; не хотят признавать очевидное. Это ведь по ее, Мадоки, вине они
зашли так далеко. И что им теперь делать?
Сумеречный лес смотрит с сочувствием, желает девочкам удачи, да с неохотой уступает место своему темному близнецу.

Отредактировано Madoka Kaname (2014-11-16 04:38:32)

+1

8

Тишина леса, тишина природы, тишина жизни, текущей по простым и очевидным законам. Спокойствие и умиротворение художников и поэтов, растерзанная, словно мечом очередного честолюбивого консула Вечного города, словами, причудливо смешанными с бранью финнов и руганью русских.
- Компас у них есть, так его раз эдак!..
Ли Сяолун, он же Уме Рю, чувствовал и видел ситуацию таким образом, что слово "отвратительно" кажется детским лепетом - искренне и честно, но не слишком полно. Юношу можно понять - такая простая, но важная миссия была ему доверена, но каков итог? "Погуляйте, поселитесь, ты только последи за ними, хорошо?" - лишь одна из многих инструкций матери, затерявшаяся среди прочих по причине своей очевидности. Так каков итог, положителен он аль прискорбен?
Парень провёл ладонями по лицу, переходя от него через макушку к стянутым в хвост волосам. Стыдно, просто стыдно. И что девчонки потерялись по его, и никак иначе, недогляду, и что недоглядел он по "таким" причинам.
- Взрослый парень, семнадцать лет. Ага, счас. За парой учениц средней школы уследить не могу.
Толковые мысли бежали второпях, прочь из головы северянина по духу, оставляя тому лишь клоаку максиму, полную самоуничижения. И нить мойры Лахесис определённо должна была пойти по этому пути, но что-то заставило её сменить направление. Так, пытающейся пролезть в рюкзак белкой меняется людская судьба.
Потому что депрессия депрессией, а отчаяние отчаянием, но чёрта с два гордый выходец из Шанхая даст какому-то мелкому животному лазать среди его вещей. И эта случайность привела к неожиданным открытиям.
Телефон и феерверки. Мультимедийная фиговина вроде-как-для-разговоров, закинутая за ненадобностью к походному хламу, и приколюхи про игру с огнём, которые всучила мать, уверенная в их необходимости для японских увеселений. А если говорить чуть более по делу, то это предмет, которым можно позвонить кому-то или просто врубить во всю мощь динамиков музыку и пиротехнические изделия, которые громко гремят и заполняют небо огнями.
Благость и невинность леса вновь была нарушена иностранной бранью, но для носителей языка было бы не трудно понять - это от радости. А после послышался задорный крик, знаменующий собой успех:
- Так вдарим же металкором по натурализму, мать его про!
И забили палочки по барабанам, и побежали пальцы по струнам, и зазвучали два голоса, исполняющего песню вокалиста и юнца, словно задавшегося целью перекричать динамики не худшего технического устройства. Не готовый полностью забыть о технике безопасности, он метался, искал подходящее место для запуска огней.
- The finest parts of me,
Are only shades of you,
To put aside the ties that bind,
Is the goal of man!

Не прошло и пяти минут, как неподалёку нашлась полянка. Они всё же не в какой-нибудь аокигахаре, что несказанно радовало в тот момент метиса из Поднебесной. Немного подготовки - и он подаст один из наиболее заметных в их положении сигналов, какой только можно выдумать.
Ведь не может же всё быть настолько плохо?

0


Вы здесь » Puella Magi Madoka Magika » Филлеры » Quae sunt Caesaris Caesari, или рассказы под звёздами.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC